О международной конференции по Афганистану в Катаре и проблеме признания легитимности правительства талибов

Вопрос о признании талибов (члены запрещенной в РФ радикальной группировки «Талибан») законной властью в Афганистане на конференции в Дохе не обсуждался. Об этом заявил 2 мая журналистам генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, председательствовавший на встрече.
«Встреча была посвящена выработке общего международного подхода, а не признанию фактических властей страны в лице талибов», — сказал он.
Гутерриш подчеркнул, что все участники встречи согласились с необходимостью действовать совместно для преодоления стоящих перед Афганистаном проблем. «Участники обеспокоены ситуацией со стабильностью в Афганистане и высказали серьезные озабоченности в этой связи. Они отметили сохраняющееся присутствие террористических организаций, угрозы для страны и региона, проблемы с инклюзивностью и правами человека, особенно в отношении женщин и девочек, которые оказались серьезно ограничены в результате недавних решений талибов, а также проблему наркотрафика», — продолжил он.
Генеральный секретарь ООН указал, что хотя разные участники встречи уделяют повышенное внимание конкретным вопросам из перечисленных выше, все согласны, что решать их надо комплексно. «Акцент на одной из проблем не означает пренебрежение другими. Это позволяет выработать нам общий подход к их решению», — отметил Гутерриш.
В конференции по Афганистану, которая прошла в Дохе по инициативе Гутерриша 1-2 мая, приняли участие спецпредставители России, Великобритании, Германии, Индии, Индонезии, Ирана, Казахстана, Катара, Киргизии, Китая, Норвегии, ОАЭ, Пакистана, Саудовской Аравии, США, Таджикистана, Туркменистана, Турции, Узбекистана, Франции, Японии, а также Евросоюза и Организации исламского сотрудничества. Переговоры в Катаре, состоявшиеся в понедельник и вторник, сосредоточены на статусе прав женщин и девочек, борьбе с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков. Хотя правительство Исламского эмирата, управляемого талибами, не было приглашено на встречу, ООН заявила, что это было задумано как способ «достичь общего понимания в международном сообществе о том, как взаимодействовать с талибами по этим вопросам». Мероприятие, которое прошло под председательством генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, началось  через дней после того, как Объединенные Арабские Эмираты и Япония в Совете Безопасности осудили талибов за запрет афганским женщинам работать с ООН. Как указывают британские эксперты, подготовка к встрече в Дохе была полна противоречий, но на первый план выдвигалась перспектива нормализации отношений с талибами.  В прошлом месяце заместитель генерального секретаря Амина Мухаммед упомянула о предстоящей встрече, на которой, как она надеется, «будут найдены те маленькие шаги, которые вернут нас на путь признания режима в Кабуле».  ООН поспешила заявить, что конференция в Дохе была не той встречей, на которую она ссылалась, после того, как ее комментарии вызвали бурю негодования среди афганцев в диаспоре. В Кабуле небольшая группа женщин устроила редкую уличную акцию протеста, осудив возможность признания «Талибана». Однако, несмотря на все разногласия, группа отдельных лиц и организаций из гражданского общества, организаций по оказанию помощи и частного сектора внутри страны заявила, что встречу в Дохе следует использовать как шанс пересмотреть подход международного сообщества к Афганистану, управляемому талибами. В письме, адресованном Гутерришу 30 апреля, подписанты, все из которых проживают в Афганистане, призывают к «принципиальному, прагматичному и поэтапному подходу к взаимодействию с властями движения «Талибан»», чтобы справиться с тем, что сама ООН назвала «гуманитарным кризисом». Четверо из 21 подписавшей стороны, в том числе три женщины, работающие в сфере гуманитарной помощи, сообщили, что, каким бы непопулярным это ни было, взаимодействие — единственный путь вперед в отношениях с Исламским эмиратом. Кочай Хассан, исполнительный директор Образовательного центра афганских женщин, заявила, что письмо представляет собой «практическое решение» проблем, возникших за 19 месяцев жизни под властью Исламского эмирата, и они решили обратиться к деталям, которые, по их мнению, были необходимы для борьбы с политикой и ограничениями талибов. Сулейман Бин Шах, бывший заместитель министра торговли и бизнес-аналитик, сказал, что согласился подписать письмо, потому что он полностью поддерживает предложенный в нем экономический курс. Эти рекомендации включают отмену санкций в отношении финансовых транзакций, восстановление международной платежной системы Swift, предоставление Центральному банку Афганистана технической поддержки и размораживание миллиардов долларов, которые банк имеет в активах, замороженных за рубежом. Бин Шах сказал, что эти рекомендации были результатом «многих, многих часов работы и консультаций непосредственно с афганским частным сектором». Бин Шах, который за последние 19 месяцев помог нескольким местным предприятиям, в том числе организациям, возглавляемым женщинами, сказал, что международное взаимодействие с Исламским эмиратом необходимо, если страна хочет двигаться вперед спустя почти два года после возвращения талибов к власти. Вывод войск США, падение правительства Исламской Республики Афганистан и возвращение к власти талибов в августе 2021 года ускорили экономический коллапс в стране. В докладе, который был опубликован на прошлой неделе в Кабуле Программой развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), подробно описывается, как объем экономического производства Афганистана сократился на 20,7% после захвата власти талибами в 2021 году. По прогнозам, по меньшей мере 85% территории Афганистана будут жить в нищете, поскольку, по оценкам, население страны составляет 40 млн человек. Призыв ООН о предоставлении международной помощи в размере 4,6 млрд долларов в 2023 году — это минимум, необходимый для оказания помощи нуждающимся афганцам. Любое сокращение международной помощи ухудшит экономическое положение Афганистана и приведет к крайней нищете, которая сохранится на десятилетия, говорится в докладе. «Если иностранная помощь будет сокращена в этом году, Афганистан может сорваться с края обрыва в пропасть», — заявил постоянный представитель ПРООН в Афганистане Абдалла аль-Дардари. Чтобы выжить, афганцы продавали свои дома, земли и активы для получения дохода. В докладе говорится, что некоторые люди превратили своих детей в чернорабочих, а дочерей — в малолетних невест. Согласно отчету, потребности афганцев в финансировании на сегодняшний день для поддержания своих расходов, возможно, достигли 5,3 млрд долларов по сравнению с 900 млн, которые были необходимы два года назад. Согласно отчету, в 2020 году число афганцев, живущих в бедности, составляло 19 млн по сравнению с 34 млн сейчас, что на 15 млн больше. В докладе отмечается, что большая часть вины была связана с захватом власти талибами в 2021 году и внезапной потерей международной помощи и доступа к финансированию. В 2021 году многие программы помощи были сокращены, когда страны отказались иметь дело с движением «Талибан», что привело к экономическому кризису. «Сокращение иностранной помощи, которая ранее составляла почти 70% государственного бюджета, привело к значительному сокращению государственных финансов», — говорится в резюме доклада. Центральный банк Афганистана не смог предоставить банкам достаточную ликвидность из-за невозможности печатать деньги и замораживания своих иностранных активов, принадлежащих западным банкам. В последнее время Исламский эмират рекламировал финансовые выгоды, которых он добился за счет подавления коррупции и увеличения торговых, таможенных поступлений и сбора налогов. Тем не менее, правительство талибов изо всех сил пытается компенсировать серьезные сокращения иностранной помощи с тех пор, как бывшая Исламская Республика, поддерживаемая Западом, была отстранена от власти.  Существует также вопрос о праве женщин на труд. В настоящее время афганским женщинам не разрешается работать на большинстве правительственных постов, в НПО или Организации Объединенных Наций. Источники, знакомые с этим вопросом, говорят, что это сильно повлияло на потенциал заработка семей в городских центрах. Благодаря специальным обходным путям и исключениям многие НПО смогли сохранить свой женский персонал, переводя их на работу из дома. Но есть опасения, что такие исключения могут быть отменены в любое время.

Вот собственно эта ситуация и характеризуют общий тренд на международное признание режима талибов. Все понимают, что с ним необходимо взаимодействовать, но официального признания режима талибов никто не хочет. Отсюда некие гибридные формы признания, которые используют прежде всего ближайшие соседи Афганистана. Казахстан в качестве компромиссной меры согласился предоставить дипломатическую аккредитацию представителям режима «Талибан» в Афганистане, но не стал признавать легитимность самого правительства. В заявлении для журналистов 17 апреля официальный представитель Министерства иностранных дел Айбек Смадияров сказал, что дипломатам движения «Талибан» будут предоставлены помещения для посольства: «Прибытие представителей новой администрации в Афганистан не означает признания. Это остается прерогативой Организации Объединенных Наций».  Смадияров отметил, что аналогичная договоренность уже действует во многих странах, включая некоторые соседние с Казахстаном, такие как Китай, Кыргызстан, Россия, Туркменистан и Узбекистан, а также Пакистан, Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Эта дипломатическая уступка, по-видимому, направлена на продвижение планов Казахстана по увеличению торговли с Афганистаном. Разрабатываются планы по открытию офиса торговых связей в Кабуле. «Наши производители и бизнесмены очень заинтересованы в расширении ассортимента своей продукции [для экспорта]. Население Афганистана, по данным ООН, составляет около 40 млн человек. Это очень большой и перспективный рынок», — сказал Смадияров. Недавние прорывы в двусторонних отношениях являются результатом договоренностей, достигнутых во время поездки министра торговли Казахстана Серика Жумангарина в Кабул 15 апреля. Одна сделка во время этого визита включала поставку муки в Афганистан на сумму 4 млн долларов. Прибывшая делегация в то время проявила больше доброй воли, пообещав пожертвовать 5400 тонн продуктов питания в священный для мусульман месяц Рамадан. По правде говоря, торговые отношения редко были такими хорошими. Двусторонняя торговля между Казахстаном и Афганистаном в прошлом году составила почти 1 млрд долларов, что вдвое больше, чем в 2021 году, когда талибы захватили власть. Только за первые два месяца этого года объем торговли почти удвоился по сравнению с аналогичным периодом 2022 года. Это почти все казахстанские товары, идущие в Афганистан. Более половины этого экспорта приходится на муку. Импорт из Афганистана в 2022 году едва превысил 9 млн долларов и состоял в основном из сладких напитков, сухофруктов, овощей и бумаги. Когда власть перешла к талибам после вывода американских войск в 2021 году, торговля была ненадолго приостановлена из-за технических трудностей при осуществлении межбанковских операций. Однако с тех пор эта проблема была решена за счет использования банковских учреждений в третьих странах.

Из соседей Афганистана даже Таджикистан, который официально враждебен нынешнему режиму в Кабуле, вынужден закрывать глаза на эти «гибридные» схемы признания.  Афганское консульство в городе Хорог на востоке Таджикистана перешло в середине марта  под контроль талибов, в то время как сотрудники главного посольства в столице Таджикистана Душанбе состоят из оппозиционного Кабулу кадрового состава.  Представитель посольства в Душанбе, который говорил  на условиях анонимности 27 марта, сказал, что консульство в Хороге выдает афганские паспорта и что сотрудники получают зарплату от талибов в течение последних двух месяцев. «Формально консульство является частью самого посольства, но неофициально оно не находится под нашим контролем, и оно напрямую связано с талибами», — сказал источник. Посольство в Душанбе до настоящего времени отказывалось признавать правительство талибов и вместо этого присягнуло на верность бывшему первому вице-президенту Афганистана Амрулле Салеху. Жители Хорога сообщили, что помещения консульства были разрушены лавиной в феврале, но сотрудники все еще работают. Министерство иностранных дел, управляемое движением «Талибан», сообщило в заявлении в марте, что один из его высокопоставленных представителей посетил город, который находится через реку Пяндж от Афганистана, чтобы проверить деятельность миссии и проинспектировать ремонтные работы. Этот визит указывает на то, что захват консульства неохотно и негласно одобрен правительством Таджикистана, которое в остальном заняло в значительной степени холодную позицию по отношению к «Талибану» с тех пор, как оно свергло правительство президента Ашрафа Гани в 2021 году. Источник в посольстве Афганистана в Душанбе заявил, что он не уверен, встречалась ли делегация талибов с какими-либо таджикскими официальными лицами: «Несмотря на то, что никто еще не признал правительство талибов, 16 стран уже разрешили представителям «Талибана» работать в посольствах. И поэтому мы не удивимся, если наше посольство также будет передано талибам».  Движение «Талибан» признано Таджикистаном террористической организацией на основании решения Верховного суда, вынесенного в марте 2006 года. Несмотря на охлаждение отношений, Афганистан и Таджикистан продолжают торговать. Официальные данные показывают, что товарооборот в прошлом году достиг 111 млн долларов – почти весь из которых приходится на таджикский экспорт в Афганистан, – что примерно на треть больше, чем в 2021 году. Основными статьями экспорта являются цемент и электроэнергия. На этом фоне президент Таджикистана Эмомали Рахмон до последнего времени был открыто враждебен в своих публичных заявлениях о движении «Талибан». В августе 2021 года он заявил, что его правительство не признает власть талибов над Афганистаном, если этническому таджикскому меньшинству страны, которое, по его утверждению, составляет 46% от общей численности населения, не будет отведена «достойная роль» в управлении страной. Он также продемонстрировал свою антиталибскую политику другими способами, например, когда он вручил посмертные государственные награды покойному лидеру Северного альянса Ахмаду Шаху Масуду и Бурхануддину Раббани, бывшему президенту Афганистана, который был убит боевиками «Талибана» в сентябре 2011 года. С момента прихода к власти талибов в 2021 году Рахмон предоставил убежище сыну Масуда Ахмаду, который позиционировал себя как номинальный руководитель вооруженной оппозиции «Талибану».

52.59MB | MySQL:102 | 0,480sec