О факторах, влияющих на формат протестного движеня в Иране

Как отмечают местные эксперты, акции протеста в Иране все более и более  переходит в формат  чисто экономических требований. Пожалуй, одним из последних по времени проявлений протестов по чисто политическим или общественно-моральным причинам стала реакция населения на недавнюю попытку иранской  полиции обеспечить соблюдение строгого дресс-кода в стране, используя дорожные видеокамеры для выявления женщин в непокрытом хиджабом виде. Это уже вызвало серьезную  негативную реакцию в обществе, где отказ от ношения хиджаба становится все более распространенным явлением. Ранее в апреле полиция начала мониторинг дорожных камер для выявления женщин, которые не носят хиджаб, в рамках реализации так называемого «национального плана целомудрия и ношения хиджаба». Тем, кого выявили впервые, отправляется «текстовое сообщение с предупреждением о последствиях» их действий. За второе нарушение их транспортные средства будут конфискованы, и им грозит судебный процесс. В своем первом заявлении с момента запуска новой инициативы представитель полиции Саид Монтазеролмахди сказал, что женщины без хиджаба  «кажутся пришедшими с другой планеты» и «не осведомлены об обычаях и нормах» Ирана. Он добавил, что в первые 24 часа после реализации плана полиция разослала несколько сотен предупреждающих текстов женщинам-водителям и более 3500 предупреждающих текстов владельцам магазинов. Более того, полиция также рассылает «миллионы текстовых сообщений людям, напоминая им уважать закон о хиджабе», сказал он. Однако, поскольку экономический кризис все еще охватывает страну, и все больше женщин отказываются носить платки на публике после антиправительственных протестов 2022 года, многие в Иране находят озабоченность правительства женской одеждой приводящей в бешенство. Собственно, в данном случае это не очень умная попытка властей найти альтернативу вроде бы упраздненной «религиозной полиции» приносит обратный эффект.  Недавние попытки властей Ирана строго следить за обязательным ношением  хиджаба вызвали новую волну неповиновения среди молодых женщин. Некоторые даже вышли в социальные сети, чтобы высмеять начальника полиции Ахмада Резу Радана, который приобрел репутацию жестокого по отношению к протестующим и придерживается жесткой линии в отношении «девиантных» стилей одежды. Отказ в обслуживании в аэропортах был частью серии наказаний, предусмотренных в рамках плана, подготовленного парламентом, в котором доминируют консерваторы, для борьбы с женщинами, которые не соблюдают закон о хиджабе. Другие наказания, изложенные в плане, включают отзыв водительских прав и паспортов. В начале апреля Министерство образования и Министерство науки, исследований и технологий в первый день возобновления работы школ и университетов предупредили, что учащимся, которые не носят хиджаб, будет отказано в «образовательных услугах». При этом остаются сомнения в эффективности плана полиции по обеспечению соблюдения дресс-кода с помощью дорожных камер. Еще в 2021 году высокопоставленный полицейский заявил, что всего в семи городах Ирана насчитывалось около 4500 камер, фиксирующих нарушения, при этом 49% устройств были неисправны и не работали. Но самое главное – это дает лишний повод для раздражения населения, которое и так серьезно отягощено экономическими трудностями, все больше разочаровываются в «неуместных приоритетах» правительства. Иранская экономика сильно пострадала в последние месяцы, поскольку Вашингтон ужесточил санкции против Тегерана в ответ на репрессии и вероятный провал ирано-американских переговоров, призванных возродить ядерную сделку 2015 года. По состоянию на февраль иранский риал потерял 58% своей стоимости за шесть месяцев.

В связи с этим очевидно, что основная тяжесть противостояния между властями и протестующими смещается исключительно в экономическую сферу. Этот момент сейчас пытается использовать и т. н. «зарубежная оппозиция» во главе с сыном последнего иранского шаха Резой Пехлеви, которая окончательно осознала бесперспективность издания каких-то невнятных политических хартий и воззваний. Но пока оппозиции не удается оседлать это чисто экономический аспект протестного движения.  К в начале мая, общенациональные забастовки рабочих нефтяной, газовой, нефтехимической, сталелитейной, электростанций и медных рудников охватили более 110 предприятий и компаний. Реза Пехлеви ведет очень трудные переговоры с профсоюзами, которые  пытаются выработать  единый устав и программу. Но его популярность как общенационального лидера по прежнему проблематична, что особенно ясно стало после его поездки в Израиль в середине апреля. Поездка Р.Пехлеви в Израиль происходила на фоне того, что монархисты в иранской оппозиции все чаще сталкиваются с другими оппозиционными группировками, а Саудовская Аравия прекращает свою поддержку протестного движения.  Таким образом, идея изобразить Р.Пехлеви как лидера, который может заручиться новой иностранной поддержкой и принимать весомые решения о направлении протестного движения в общем-то провалилась, отсюда и его попытка оседлать профсоюзное движение.

52.47MB | MySQL:102 | 1,606sec