О проекте по строительству железной дороги, соединяющей Узбекистан с Пакистаном через Афганистан

Реализация плана по строительству железной дороги из Узбекистана через Афганистан в Пакистан началась на прошлой неделе с открытием офиса по координации проекта в Ташкенте. Как полагают американские эксперты, это событие  демонстрирует собой формирование все более прагматичной и уступчивой позиции правительств по всей Центральной Азии по отношению к режиму талибов в Кабуле. Узбекская государственная железнодорожная компания сообщила в заявлении от 13 мая, что функция офиса будет заключаться в том, чтобы все три страны тесно взаимодействовали при разработке технико-экономических обоснований и ускорении строительства железной дороги. «Открытие проектного офиса в Ташкенте позволит специалистам организовать более эффективную встречу лицом к лицу», — сказал на церемонии Бахт-ур-Рехман Шарафат, глава Управления железных дорог Афганистана. Выступая на том же мероприятии, посол Пакистана в Узбекистане Ахмед Фарук сказал, что завершение этого проекта приблизит Центральную Азию к 230-миллионному населению Пакистана и откроет торговые возможности со странами Аравийского моря. Идея железной дороги, идущей из Узбекистана вглубь Афганистана, находится на повестке дня как минимум с 2017 года. В декабре того же года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал соглашение со своим ныне свергнутым афганским коллегой Ашрафом Гани о строительстве маршрута из северного афганского города Мазари-Шариф в Герат на западе. 75-километровый участок железной дороги, соединяющий Термез на юге Узбекистана с Мазари-Шарифом на севере Афганистана, был введен в эксплуатацию в 2011 году. А затем, в декабре 2018 года, главы государственных железнодорожных компаний Афганистана, Казахстана, Пакистана, России и Узбекистана встретились в Ташкенте, чтобы обсудить планы совместной работы по строительству железнодорожной линии Мазари-Шариф — Кабул- Пешавар. На этой встрече были приняты обязательства по созданию рабочей группы из пяти стран и финансового консорциума. Идея состояла в том, чтобы начать работы на железной дороге осенью 2021 года, но этот срок пришлось отложить после захвата власти талибами летом того же года. Однако движение «Талибан» быстро продемонстрировало свою решимость продвигать проект, и поэтому высокопоставленные чиновники из трех участвующих стран встретились в Ташкенте в январе 2022 года, чтобы составить «дорожную карту» его реализации. Узбекские официальные лица подсчитали, что 760-километровая железная дорога может сократить сроки доставки грузов между Узбекистаном и Пакистаном до пяти дней. Они также считают, что стоимость перевозки грузов будет снижена на 30-40% и что, если все пойдет по плану и железная дорога начнет функционировать к концу 2027 года, поезда могут перевозить до 15 млн тонн грузов ежегодно к 2030 году. Перспектива легкого доступа к морским портам Пакистана особенно привлекательна для Узбекистана, не имеющего выхода к морю. Проблема сейчас в главном: поисках источников финансирования. Пока нет даже соглашения о цене и первичных финансовых расчетах проекта. Узбекистан оценил ожидаемую стоимость завершения работ в течение пяти лет в 4,6 млрд долларов. Официальные лица в Пакистане не столь оптимистичны, прогнозируя, что расходы приблизятся к 8,2 млрд долларов. Тот факт, что Россия сейчас не участвует в проекте, говорит о том, что Москва либо не может, либо не желает принимать непосредственное участие в нем. Вместо этого Россия сосредоточивает свою энергию на повороте своего торгового потока на юг, используя существующую инфраструктуру, пересекающую Казахстан, Туркменистан и Иран. Однако ранее в этом месяце спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов говорил, что, если будут найдены деньги для реализации проекта, российские компании будут готовы оказать помощь в прокладке железной дороги и поставке локомотивов и подвижного состава. В мае 2021 года, всего за пару месяцев до того, как талибы свергли Гани, узбекский правительственный чиновник сообщил журналистам, что Всемирный банк проявил свою заинтересованность в оказании поддержки проекту. Другие международные финансовые институты, включая Европейский инвестиционный банк, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Международную корпорацию финансирования развития Соединенных Штатов, также были подключены к проекту трансафганской железной дороги. Однако участие талибов в проекте на данный момент поставило крест на участии в нем каких-то серьезных международных финансовых институтов. Одним из потенциальных инвесторов является Казахстан. Выступая на консультативной встрече глав государств Центральной Азии в июле 2022 года, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что его страна готова участвовать в строительстве железной дороги Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар: «Что мы можем сделать, в частности, это обеспечить бесперебойную поставку материалов для … железнодорожных путей и предоставить подвижной состав». В этой связи эксперты указывают на то, что даже если удастся найти деньги и материалы, нет уверенности в том, что Афганистан располагает техническими средствами для завершения проекта, реализация  которого будет осложнена  хронической нестабильностью в стране. Об этом заявил в частности бывший афганский инженер-железнодорожник  Назир Ахмад Раса в статье, опубликованной в марте на веб-сайте новостей Hasht-e Subh Daily:  «С тех пор, как талибы пришли к власти, большинство людей, нанятых или переведенных в руководство и другие отделы железнодорожной администрации, получили образование в религиозных школах. Однако для проектирования, строительства и эксплуатации крупного [трансафганского] проекта требуются профессионально подготовленные и опытные сотрудники. Учитывая это, неясно, как «Талибан» сможет удовлетворить требования … крупного проекта». Он привел в пример неспособность афганских инженеров добиться серьезного прогресса даже в относительно небольших проектах, связанных с завершением финансируемого Туркменистаном участка железной дороги Акина-Андхой, соединяющего Туркменистан и Афганистан. Таким образом, Ташкент еще раз подтвердил, что он стремится поддерживать здоровые отношения с режимом талибов. Контакты в основном сосредоточены на гуманитарной помощи,  текущем проекте по строительству железной дороги, соединяющей Узбекистан с Пакистаном через Афганистан, и возобновления строительства канала  Кош Тепа.

52.48MB | MySQL:102 | 0,636sec