Оценки американских экспертов нынешнего политического кризиса в Пакистане

Как полагают американские эксперты, арест 9 мая лидера партии «Техрик-е-Инсаф» (PTI) и бывшего премьер-министра  Имрана Хана вывел многолетний политический кризис в Пакистане на новый уровень, не предлагая четких путей предотвращения тотального раскола в обществе и в рядах пакистанских элит и институтов. Арест стал результатом усилий политически влиятельных военных и гражданского правительства Пакистана во главе с премьер-министром Шахбазом Шарифом, направленных на то, чтобы Имран Хан, который остается политически популярным, не вернулся к власти. Имран Хан провел кампанию за досрочные выборы, которые теперь назначены на установленный конституцией крайний срок в октябре 2023 года, в попытке отменить свое отстранение от власти в 2022 году путем вынесения вотума недоверия в парламенте. Прокуроры, предположительно действующие по указке политических оппонентов Имрана Хана, обвинили его в стремлении извлечь выгоду из своего пребывания на посту премьер-министра в 2018-2022 годах, и он назвал обвинения против него политически мотивированными и необоснованными. Опираясь на харизматичный имидж Имрана Хана как бывшей ведущей звезды крикета и критика укоренившихся элит, PTI смогла организовать массовые демонстрации, некоторые из которых включали применение насилия, против пакистанского истеблишмента. Сторонники PTI настаивают на том, что нынешние правящие элиты отказывают Имрану Хану в надлежащем конституционном процессе. Тысячи демонстрантов протестовали против его ареста 9 мая, а некоторые штурмовали армейские объекты по всей стране, поддерживая заявления Имрана Хана о том, что военные и  нынешний начальник штаба пакистанской армии генерал Асим Мунир были ответственны за его судебное преследование и арест. Несколько дней спустя пакистанский суд вынес решение о том, что арест был неправомерным, и Имран Хан был освобожден, по крайней мере временно, что предотвратило перерастание беспорядков в полномасштабный гражданский конфликт. Кризис подорвал многолетние усилия пакистанских военных, о чем заявили Асим Мунир и его предшественник на этом посту генерал Камар Джавед Баджва – навсегда отказаться от участия в политической жизни и поддерживать строгий нейтралитет среди соперничающих политических фракций страны. Имран Хан утверждал, что военные нарушили это обещание, подстрекая парламент к его импичменту в апреле 2022 года, но он не представил никаких доказательств, подтверждающих это утверждение, и большинство наблюдателей не связывают его смещение в первую очередь с  давлением пакистанских военных. Однако в условиях нынешнего кризиса Мунир и пакистанские военные заняли жесткую позицию в отношении Имрана Хана и его сторонников – очевидно, исходя из опасения, что протестующие запугивают пакистанские суды, чтобы те вынесли решение в пользу лидера PTI. 15 мая военные четко обозначили свою позицию в заявлении, в котором пригрозили использовать закон 1952 года — Закон об армии Пакистана — для судебного преследования протестующих, которые напали на военные базы после ареста Имрана Хана 9 мая, добавив, что «сдержанность [в отношении будущих подобных нападений на базы] больше не будет применяться». Власти арестовали десятки высокопоставленных членов PTI, а другие партийные активисты  подали в отставку или ушли в подполье, чтобы избежать ареста. Позиция военного руководства — решительное противодействие возвращению Имрана Хана на пост премьер-министра — возможно, отражает опасения, что возвращение Имрана Хана приведет к увольнению Асима Мунира и многих высших военных руководителей. Имран Хан уволил Мунира с предыдущего высокого  поста, когда  был премьер-министром. Тем не менее, позиция военных в кризисе, скорее всего, подорвет позиции будущих гражданских правителей и обратит вспять медленную, но устойчивую эволюцию страны от авторитарного правления. В то же время открытое возвращение пакистанских военных к политическому вмешательству вызовет критику со стороны правозащитных организаций и западных лидеров, которые обусловливают свои взгляды, отношения и финансовую помощь Пакистану прогрессом в направлении демократизации и верховенства закона. Действия военных еще больше усиливают контраст с крупным соседом Пакистана и историческим соперником, Индией, которая придерживается демократических норм и держит своих военных подальше от политики – даже несмотря на то, что нынешнее правительство в Нью-Дели, возглавляемое индуистскими националистами, в последние годы все больше скатывается к авторитаризму.

Похоже, что у нынешнего политического кризиса мало жизнеспособных путей выхода. Технически Имран Хан выпущен только под залог и ему грозит потенциальный повторный арест по нескольким обвинениям, в том числе по обвинению в том, что он укрывает жестоких демонстрантов в своем доме. Кроме того, еще предстоит принять судебные решения о том, имеет ли он право снова баллотироваться на пост премьер-министра. Повторный арест и заключение Имрана Хана в тюрьму на длительный период времени, запрет на его повторную баллотировку или перенос национальных выборов после октябрьского срока, несомненно, приведут к столкновениям  сторонников PTI с военными и силами безопасности. Повторяющиеся и обостряющиеся столкновения между протестующими и силами безопасности, в свою очередь, увеличивают вероятность того, что военные объявят военное положение, вмешаются и будут править напрямую. В Пакистане мало кто обладает неоспоримыми полномочиями вмешиваться и выступать посредником между противоборствующими группами. Региональные государства, которые поддерживали Пакистан политически и финансово, такие как Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Саудовская Аравия и другие, являются логичными кандидатами на то, чтобы попытаться разрешить кризис, но у них мало рычагов воздействия, кроме обещаний о дальнейшей помощи. Согласно сообщениям, в середине мая ОАЭ предложили попробовать выступить посредником в Пакистане, но Мунир отказался. Официальные лица ОАЭ недавно подтвердили, что страна предоставила Пакистану кредит в размере 1 млрд долларов, чтобы устранить оставшиеся препятствия на пути завершения Пакистаном переговоров с Международным валютным фондом (МВФ) о выделении последнего транша в размере 1,1 млрд долларов из кредитного соглашения в размере 7 млрд долларов, достигнутого в 2019 году. Однако политический кризис внес новую неопределенность в переговоры МВФ о предоставлении кредита; официальные лица МВФ, как сообщается, обеспокоены тем, что действующие лидеры Пакистана могут использовать часть кредитных средств в политических целях, а не для усилий по стабилизации экономики, для которых предназначены кредитные средства.

Политический кризис также ослабил надежды, и без того скромные, на то, что Пакистан и его исторический противник, Индия, могут улучшить отношения в ближайшей перспективе. Надежды на улучшение двусторонних отношений, пусть даже незначительные, были вызваны визитом министра иностранных дел Пакистана  Билавала Бхутто-Зардари в Гоа, Индия, для участия в министерской встрече Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот визит был первой поездкой министра иностранных дел Пакистана в Индию за двенадцать лет. Пакистан и Индия присоединились к ШОС в 2017 году, через шестнадцать лет после ее основания в 2001 году Пекином и Москвой, наряду с несколькими государствами Центральной Азии, в качестве предполагаемого противовеса влиянию Вашингтона в Евразии и форума для сотрудничества против региональных террористических групп. Однако, несмотря на то, что заседания ШОС обычно предоставляют возможность для важных двусторонних встреч в кулуарах официальных дискуссий, министры иностранных дел Пакистана и Индии не встречались по отдельности. Пакистанские лидеры, очевидно, осознают, что Китай, который является стратегическим союзником Пакистана, занял доминирующее положение в ШОС по отношению к России, а присутствие министра иностранных дел Бхутто-Зардари, даже если оно состоится в Индии, послужит стратегическим интересам Пакистана.

Основные выводы

— Пакистанские военные и нынешний политический истеблишмент намерены отказать партии Имрана Хана «Техрик-и-Инсаф» (PTI) в возвращении к власти, несмотря на ее способность  мобилизовать массовые демонстрации.

— Использование военными чрезвычайных законов, связанных с безопасностью, в попытке нанести ущерб PTI противоречит настойчивым заявлениям недавних и нынешних военных лидеров о том, что они будут держаться подальше от пакистанской политики.

— Для внутренних или региональных посредников нет простых путей урегулирования кризиса, хотя Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) предложили выступить посредником в решении нынешнего поитического кризиса.

— Политический кризис обострился даже после того, как министр иностранных дел Пакистана совершил первый за двенадцать визит в Индию — исторического соперника, посетив заседания Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

52.46MB | MySQL:103 | 0,655sec