Предвыборная кампания-2023 в Турции. Часть 40

Влияние борьбы на правом политическом фланге на содержание выборов

Выборы 1 ноября 2015 г. считаются началом правого поворота в Турции. Тогда Партии справедливости и развития (AKP) удалось перегруппироваться и заменить поддержку курдов националистами. С тех пор кадровый состав правящей партии и Р.Т.Эрдоган начинают на постоянной основе обращаться к этому электорату. Сама модель поляризации опирается на националистов. Темы выживаемости государства и сохранения сильного государства являются апелляцией к ним. С националистами связан и эффект «стесняющихся правых избирателей», когда результат правых радикальных партий оказывается выше прогнозов. Поэтому влияние националистов не является неожиданным явлением. Мы, в частности, призывали учитывать этот фактор при анализе предвыборных раскладов.

Мы наблюдаем изменение этого тренда. Ранее мы отмечали, что националистический электорат стал гетерогенным. Внутри него появляются новые группы. К традиционным турецким националистам и сторонникам синтеза национализма и ислама добавились светские националисты и радикальные сторонники антиимиграционных мер. То есть правый поворот стал еще более крутым. Теперь он затрагивает и оппозиционную часть общества. На этих выборах мы увидели действие факторов Партии националистического движения (MHP), Партии повторного благоденствия (YRP), Партии победы (ZAFER) и Синана Огана. Влияние этих факторов усилилось во втором туре. Они внесли свои коррективы в характер кампаний двух претендентов на победу.

Во-первых, резко изменилась тональность предвыборной стратегии Кемаля Кылычдароглу. Если в первом туре он делал акцент на позитивный политический язык, пытался перебороть атмосферу поляризации и разделения общества, то во втором туре фундамент риторики резко изменился. Кылычдароглу стал главным лицом кампании, остальные политики ушли на второй план. В главу угла были поставлены негативные темы. Почти сразу лидер Народно-республиканской партии (СНР) обратился к миграционной повестке, хотя в первом туре Кылычдароглу почти не обращался к ней. Однако демонстрация на деле ключевой роли националистов подтолкнула кандидата от Национальной коалиции к адресным ходам. Турецкие националисты чувствительны к двум темам: этническому и миграционному факторам. Второй вариант был выбран из-за возможности создать сильной эмоциональную связи и сформировать более явную мотивацию голосования правого оппозиционного электората за Кылычдароглу. Особенно примечательным стало его обещание выслать сирийских беженцев в течение 2 лет. При этом он выражал его бескомпромиссность: в нем отмечалось второстепенность реакции ЕС на возможные инициативы новой президентской администрации в случае победы лидера кемалистов.

Во-вторых, основной темой кампании перед вторым туром стала возможная реакция лидеров коалиции ATA по поводу поддержки кандидатов. Стоит отметить, что из-за этого вопроса в ней произошел раскол, что фактически привело к ее распаду. После поддержки Эрдогана Синан Оган фактически начал критиковать оппозицию: «Вы наших сирийских братьев будет отправлять с помощью катапульты?».[i] По сути, это было ответом на предложения Умита Оздага, который является главным инициатором жесткой линии по отношению к сирийским беженцам. Отметим, что Оздаг поддержал Кылычдароглу. Реакцию на слова Огана выразил мэр Анкары Мансур Яваш. Оппонируя словам Огана о важности контроля одной коалицией поста президента и парламента, он выразил следующую мысль: «Если вы с самого начала действительно думали бы о стабильности, после первого тура вам не следовало бы встречаться с господином Кылычдароглу».[ii] Раскол привел к тому, что началась полемика внутри националистического лагеря. Одна его часть защищает идею о необходимости обеспечения стабильности государства и недопущения политического кризиса. Вторая часть нацелена на оппозиционность и обеспечение изменений. Если действия Огана могут привести к деморализации оппозиционного избирателя и уменьшению его желания участвовать в выборах, то реакция Яваша ставит своей целью персонализацию этого спора, указывая на личные интересы всех сторон.

Подытоживая, мы отмечаем, что борьба на правом политическом фланге полностью стала содержанием кампании во втором туре президентских выборов. При этом правый поворот привел к усилению националистов как в проэрдогановском, так и в оппозиционном лагере. Что же касается характера этого влияния, мы отмечаем два фактора его проявления: отказ Кылычдароглу от центристской стратегии и раскол внутри националистического спектра. Первое показывает, что националисты являются центром политической жизни Турции, что будет влиять на политику обоих кандидатов в случае победы. Второе же демонстрирует использование разных типов дискурса для взаимодействия с этим электоратом.

[i] https://www.bursadabugun.com/haber/sinan-ogan-trt-ye-cikti-suriyeli-kardeslerimizi-mancinikla-mi-gondereceksiniz-1614029.html

[ii] https://www.sozcu.com.tr/2023/gundem/mansur-yavas-kilicdaroglundan-hicbir-talebim-olmadi-diyen-sinan-ogani-yalanladi-7695856/amp/

52.43MB | MySQL:102 | 0,472sec