Шведские оценки переговоров с Турцией по вопросу членства в НАТО

В начале текущей недели в Анкаре стартовали трехсторонние переговоры, направленные на преодоление турецкого вето на вступление Швеции в Североатлантический альянс. Итоги встречи в целом получили положительную оценку представителя Стокгольма, О.Стенстрёма. В комментарии по результатам общения он отметил, что задача состояла в том, чтобы «убедить коллегу, что мы (Швеция — авт.) сделали достаточно». Впрочем, одновременно, О.Стенстрём указал на то, что «Турция еще не готова принять решение и считает, что ей нужно больше ответов на имеющиеся вопросы». А вот риторика президента Турции Р.Т.Эрдогана звучала гораздо жестче. Он четко дал понять, что Анкара не будет давать зеленый свет членству Стокгольма в НАТО, до тех пор, пока в шведской столице «протестуют террористы». Отдельно глава государства акцентировал внимание на том, что, несмотря на наличие ожиданий у североевропейской страны, Турция «не обязана их оправдывать».

В связи с неутешительным развитием событий, снижающим позитивные ожидания присоединения к Североатлантическому альянсу на предстоящем в июле саммите в Вильнюсе, которые появились после выборов в Турции, шведское издание Aftonbladet [i]дало свою оценку ситуации. Издание со ссылкой на неназванные источники в НАТО написало, что в реальности суть проблемы с членством кроется не в вопросах выдачи лиц, которых турецкие власти считают террористами, или инцидентах с сожжением Корана, а в структуре самого блока и его видении безопасности, не совпадающем с турецким. В соответствии с данной версией, Анкара в целом недовольна ранжированием угроз, содержащимся в стратегических документах блока. Среди них все большую роль играет Россия, что приводит в числе прочего к снижению внимания к контртеррористической деятельности. При этом для турецкой стороны перечень ключевых рисков выглядит ровно наоборот. Как следствие, республика использует давление на Швецию, понимая ее уязвимость, хотя в реальности хочет добиться концептуальных изменения на уровне всего Североатлантического альянса.

Эксперт Шведского агентства оборонных исследований М.Сервета подчеркивает, что подобная практика не является для Анкары чем-то новым, и уже не так давно была опробована, причем вынудило к этому республику также смещение акцента блоковой политики на Россию. В 2019 г. Турция на время отказалась подписывать оборонную инициативу НАТО для Польши и Балтии, выдвигая встречное условие в виде признания альянсом курдских Отрядов народной самообороны (YPG), участвующих в сирийском конфликте, террористической организацией. Разрешить ситуацию удалось тогда на основе компромисса через признание НАТО опасности всех форм терроризма.

Второе соображение, которое высказывается обозревателями из Швеции, заключается в том, что через жесткую позицию в диалоге с Североатлантическим альянсом турецкий лидер стремится укрепить свое положение. Причем есть основания полагать, что такая тактика вполне способна принести желаемые результаты. Если вспомнить итоги турецких президентских выборов в Германии, где действующий глава государства победил с заметным отрывом, то опрошенные избиратели не скрывали, что их выбор мотивирован в том числе способностью Р.Т.Эрдогана продвигать свои интересы, а не идти на уступки европейцам. Таким образом, вновь реализуемый на практике сценарий не совпадает с ожиданиями, появившимися в Европе после выборов, указывавшим на раскол в обществе и слабость власти. Как следствие, смягчить курс Анкары в вопросе шведского членства в НАТО способны только встречные уступки, которые Р.Т.Эрдоган сможет использовать в качестве доказательства своей влиятельности. И здесь эксперты опять приходят к выводу, что Стокгольм подобных ожиданий выполнить не может, а потому, за него должны каким-то образом поручиться Вашингтон и Брюссель.

Таким образом, превалирующее мнение сегодня таково, что Швеция имеет ограниченные возможности по решению вопроса о своем членстве в НАТО, в то время как решающее значение приобретают действия США и самого Североатлантического альянса. Отчасти подобный вывод справедлив, поскольку Турция действительно пытается параллельно обеспечить гарантии модернизации своих вооруженных сил посредством закупки американских истребителей F-16. Однако в Белом доме на такой шаг не готовы, во всяком случае во время брифинга для представителей СМИ, прошедшего по итогам переговоров в Анкаре в начале недели, постпред США при НАТО Дж.Смит указала, что первостепенное значение имеет продвижение заявки Швеции, а уже затем иные темы. При этом дипломат сослалась не на администрацию президента Дж.Байдена, а на позицию Конгресса, в котором, по ее словам, очень обеспокоены замедлением работы о включении Стокгольма в блок.

Впрочем, не исключено, что в рассмотренных выше оценках, по сути снимающих с североевропейской страны основную ответственность за столь трудный процесс переубеждения Турции, есть свидетельства нежелания Швеции что-то менять в надежде, что проблема разрешиться без ее существенного вмешательства через давление Брюсселя и Вашингтона на Анкару. Выбор подобного образа действий может быть продиктован тем, что самостоятельная активность имеет слишком противоречивый эффект. Так, упомянутый в начале О.Стенстрём пытался убедить турецких контрпартнеров в успешном исполнении ранее выдвинутых ими условий. Главным свидетельством данного факта был призван стать новый закон о борьбе с терроризмом. Однако для Турции, по словам Р.Т.Эрдогана, этого недостаточно, так как республику интересуют не документы, а «искоренение» того, что делают террористы. Для самой Швеции указанный закон – это наоборот слишком много. Из-за недовольства им в столице страны прошли протесты, предположительно подготовленные курдскими активистами, связанными с РПК. Помимо дестабилизации самого государства, демонстрации повлекли за собой дополнительную волну осуждения Турции.

[i] Ögren A.  Uppgifter: Därför stoppar Erdogan Sveriges Natoansökan – egentligen // Aftonbladet. URL: aftonbladet.se/nyheter/a/4o0vxe/darfor-vill-inte-erdogan-godkanna-sveriges-natoansokan

52.6MB | MySQL:103 | 0,444sec