Герцлийская конференция 2023: «Концепция развития и стратегия в эпоху неопределенности». Часть 13

В Университете Райхмана (до 2021 г. Междисциплинарный центр в Герцлии) прошла 20-я Герцлийская конференция, в которой традиционно приняли участие высокопоставленные официальные лица, бывшие и действующие политики и военные, главы спецслужб и другие деятели не только Израиля, но и США, Европы, а также дружественных арабских стран.   В этом году среди спикеров: президент Израиля Ицхак Герцог, министр обороны Йоав Галант, начальник Генштаба Армии обороны Израиля Герци Халеви, лидер оппозиции и предыдущий премьер-министр Яир Лапид, посол США в Израиле Том Найдс, заместитель министра иностранных дел Азербайджана Фариз Рзаев, глава Представительства Королевства Марокко в Тель-Авиве Абдеррахим Бейюд, государственный министр в МИДе ФРГ Тобиас Линднер  и многие другие[i].

Отмечается, что конференция состоялась в особенно сложный период для Израиля, что придает ей уникальное значение. В ходе пленарных заседаний обсуждались текущие процессы, анализировались угрозы Израилю на внутренней, региональной и глобальной аренах в эпоху неопределенности.

На одном из заседаний обсуждалась ситуация на Украине. В дискуссии приняли участие бывший советник президента Украины Алексей Арестович, депутат Бундестага Родерих Кизеветтер, глава департамента политического планирования НАТО Бенедетта Берти, бывший первый секретарь в теневом правительстве Великобритании Иван Льюис, генеральный директор израильского отделения ELNET Эммануэль Навон.

Арестовича попросили объяснить, как удается президенту Украины справляться со своими задачами, испытывает ли он перенапряжение и как действует. Тот прежде всего отметил, что «Зеленский очень сильно изменился за месяц, когда началась война и Киев был окружен русскими». Помимо этого он видел «только один пример того, как человек мог так быстро измениться за такой промежуток времени – канцлер Шольц, который приехал в Бучу одним человеком, а уехал уже совсем другим». Зеленского он описывал как «невероятно сильного лидера, который после нападения смог взвалить на себя все управление и функции главнокомандующего. Он смог принимать наступательные решения, а не оборонительные, полностью изменив процесс принятия решений».

Его спросили о возможности Украины преодолеть Россию, учитывая огромную поддержку, которую Киев получает для ведения войны. На это он привел результаты опроса, согласно которому «87% украинцев считают, что нужно выкинуть Россию со своей территории, и так до последнего солдата». В этой связи он не припомнит «еще какое-нибудь демократическое государство, которое было бы настолько сплоченным». Такое единение он объяснил тем, что «каждая минута нахождения русских на украинской территории – это появление новых Буч». По его словам, «в Херсоне было обнаружено 11 тюрем для пыток детей, самым старшим из которых был 14-летний ребенок. В Изюме были найдены два больших захоронения украинских жертв – детей и женщин – только в одном из них около 400 жертв и лишь 8 из них оказались взрослыми мужчинами. Были обнаружены еще два захоронения, но они были заминированы русскими, поэтому к ним невозможно было подобраться».

Он сравнил войну с русскими и европейцами, отметив, что «если бы Украина воевала с европейской страной, то переговоры были бы допустимы. Сейчас украинцы понимают, что никаких переговоров с русскими невозможны, потому что они используют украинцев, берут их на службу и посылают воевать против Украины. С Донецкой и Луганской областей убиты уже более 60 тыс. чел., которые украинцы. Пока хотя бы один русский остается на украинской территории – он будет убивать и пытать наших людей. Поэтому никаких переговоров».

У Арестовича также спросили, как Украина воспринимает поведение международного сообщества, особенно США и Китая. Его ответ заключался в том, что «перед коллективным Западом стоит трудная задача – победить Россию украинскими руками. Для Запада проблемой является кооперация между Россией и Китаем, лидеры которого провозгласили, что Запад пал, он должен стать региональной, а не глобальной державой». «Китай объявил идеологическую войну против коллективного Запада». Еще он произнес ряд сбивающих с толку утверждений относительно того, кто для кого является большой проблемой.

Арестович указал на недостаток боеприпасов у украинской армии. «На Украине в этих условиях не понимают, на что рассчитывает Запад, не предоставляя F-16 и боеприпасы». Он предупредил «Израиль и весь коллективный Запад» о том, что «Путин готовится ко второй российско-украинской войне приблизительно в 2026-2029 гг.» Логику в этом он видит следующую – «была Первая, потом Вторая чеченская война, поэтому сейчас Путин готовится ко Второй российско-украинской войне. Это же полностью очевидно и объяснимо».

В этих условиях Украина выстраивает свой стратегический план. По его словам, «Украина и коллективный Запад должны решить задачу – сдержать Россию на 15 лет вперед». Он допустил, что «на Западе не осознают, что Россия готовит вторую войну с Украиной, а может и не только с Украиной». В этой связи он отметил, что «Польша не случайно увеличила свою армию в три раза. Великобритания и ЕС тоже хорошо понимают Украину, а такие страны как Франция, Венгрия и Италия – с ними сложнее». Он сравнил ситуацию с Ближним Востоком. По его словам, «арабским странам понадобилось 5 войн против Израиля, чтобы понять, что его невозможно победить военным путем».

Затем он определил две задачи, стоящие перед Западом – послевоенное восстановление Украины и сдерживание России.

Модератор заседания подытожил его выступление тем, что Украина нуждается в большей помощи со стороны Запада, так как она на переднем крае борьбы, защищая западные интересы.

Р.Кизеветтер отметил «кардинальное изменение позиции Германии с момента оккупации Крыма Россией в 2014 г. Однако тогда Берлин очень сильно зависел от российского газа, нефти и угля». Перемены начались с момента вторжения, хотя немецкие граждане, по его мнению, оказались намного прогрессивнее, чем депутаты парламента. Там ситуация сдвинулась с мертвой точки после речи канцлера и к концу апреля образовалось большинство в 600 депутатов (из 720), которые голосовали не только за предоставление экономической и психологической помощи Украине, но и тяжелого вооружения. В целом Германии потребовалось 6-7 месяцев для изменения внутренней политики, чтобы выйти на такой уровень поддержки Украины как сегодня.

Он поблагодарил Великобританию (вместе с Эстонией, Польшей и некоторыми скандинавскими странами) за то, что она выступила своего рода катализатором изменения настроений и подхода к угрозам не только в Германии, но и Европе в целом. Он надеется, что «в результате Европа станет более обороноспособной, трансатлантической, сплоченной…» Он призывает максимально помочь сейчас Украине, чтобы избежать войны на истощение, которую европейские страны не выдержат. При этом он обозначил два временных ориентира – выборы в США и парламентские выборы в Европе в следующем году 9 июня. Он опасается, что популистские партии будут использовать тему Украины, пугая всех миграционной проблемой и прочими угрозами, чтобы заключить перемирие любой ценой. До этого времени нужно включить Украину в ЕС и дать ей перспективу вступления  НАТО. По его словам, у Запада время истекает.

Рассуждая о необходимости больше подключать Израиль к коллективному обеспечению безопасности стран Запада, он призвал «нанести превентивный удар по Ирану, более серьезно заняться Турцией, которая пользуется ситуацией и разрушает сплоченность между европейскими странами и НАТО».

Арестович вставил свое утверждение относительно того, что «слабая Украина является большим соблазном для Ирана, России и Китая добиваться все большего, атаковать Израиль, коллективный Запад и Украину. Украина в ЕС и в НАТО – лишит Россию, Китай и Иран такого соблазна».

Б.Берти на вопрос «не провалилась ли НАТО в сдерживании Путина?» сказала, что для НАТО поворотным моментом стала «незаконная аннексия Крыма». С тех пор альянс находится в состоянии «самой глубокой военной адаптации с момента окончания холодной войны, чтобы получить новые возможности сдерживания и обороны европейской территории. Одним из важных решений стало увеличение бюджета на оборону». Тот факт, что в НАТО (в 2014 г.) установили принцип 2% ВВП на оборону, стало, по ее словам, «прямым результатом российской агрессии». «После февраля 2022 г. альянс увеличил число тактических группировок на его восточном фланге с 4 до 8, насытил его системами ПВО и пр. Таким образом началась военная трансформация, которая является историческим изменением, связанным с изменением сознания по поводу того, что безопасность и мир не гарантированы, поэтому необходимо вкладываться в оборону. Если бы этой работы не было проведено с 2014 г., НАТО не смог бы развернуть 30 тыс. военного контингента в считаные дни».

Но в целом, относительно провала альянса в сдерживании России, она отметила, что есть над чем подумать. Прежде всего, над тем, что «необходимо серьезно воспринимать авторитарных потенциальных соперников, когда они сообщают о своих планах». По ее словам, «Путин не стеснялся своих намерений, в частности, в Мюнхенской речи в 2007 г. он заявил, что не верит в договоренности, заключенные в период после окончания холодной войны, он заявил о том, что хочет иметь свою сферу влияния. Таким образом было заявлено о том, что он собирается делать. НАТО могло серьезнее отнестись к его словам». Но к счастью, считает она, «альянс выучил урок». Из усвоенных уроков она отметила следующие: «не пытайтесь умиротворить тех, кто понимает только силу; не создавайте односторонней стратегической зависимости от [авторитарных враждебных] акторов».

По поводу Великобритании после Брексита и как это повлияло на ее способности оставаться в центре текущих событий, Иван Льюис отметил, что Лондон был первым, кто поддержал Украину. ЕС также оказал поддержку. Он считает, что «когда Запад слабый, это посылает преступным лидерам сигнал о возможности добиться преимущества. С Обамы начался уход с международной арены, продолжился при Трампе, после этого последовало катастрофический выход американцев из Афганистана (в связи с тем как они это сделали). Все это были сигналы о слабости Запада». По его словам, «Путин никогда не ожидал такой [слабой] реакции от Запада». «Администрация Байдена добивается заключения ядерной сделки с Ираном и единственное, что препятствует этому – союзнические отношения между Ираном и Россией в отношении Украины», – считает он.

Отмечая проблему качества лидеров во всем мире, он указал на Зеленского как на «единственного сегодня руководителя, который вызывает уважение. Он показывает пример того, каким должен быть современный лидер».

Э.Навон с позиции Израиля отметил, что «восприятие в Европе новой эры, о чем заявил канцлер Шольц, повлияло на отношения еврейского государства с европейскими странами. Это связано с тем, что в Европе начали серьезно задумываться об угрозе войны. Особенно на фоне военного сотрудничества между Россией и Ираном. К тому же в Израиле понимают, что Россия пытается подорвать мировой порядок во главе с США, который частично был установлен после Второй мировой войны, но не до конца в связи  начавшейся холодной войной между Америкой и СССР. Возглавляемый США мировой порядок стал возможным только после окончания холодной войны…» Таким образом, подрыв влияния Америки, самого сильного союзника Израиля, вызывает у него сильное беспокойство.

«Несмотря на то, что между Россией и Израилем налажено взаимодействие по поводу воздушного пространства в Сирии, происходит столкновение их геополитических интересов». Опасениями того, что Россия заблокируют действия Израиля на сирийской территории, он объяснил промедление израильского руководства в принятии решения о том, чтобы встать на сторону Украины в войне с Россией. Но в условиях, когда «Россия начала совершать все больше зверских военных преступлений на Украине и расширяет военное сотрудничество с Ираном, Израиль активизирует свою гражданскую помощь Украине». По его словам, действия Путина в своем роде воссоздали НАТО и предоставили новые возможности для Израиля на фоне растущих потребностей Европы в обеспечении безопасности, тогда как израильские разведывательные и военные возможности пользуются повышенным спросом. Это также касается области энергетической безопасности. Он назвал ошибкой отвечать на агрессию Путина в Крыму строительством «Северного потока-2». Но и в этой сфере Израиль имеет перспективы, так как около года назад подписал с ЕС соглашение о поставках газа в Европу[ii].

[i] Speakers. https://www.runi.ac.il/en/research-institutes/government/ips/herzliya-conference/hc2023/speakers/

[ii] The Ukraine Crisis: Strategic Implications for Europe. https://www.runi.ac.il/en/research-institutes/government/ips/herzliya-conference/hc2023/vod/

52.79MB | MySQL:103 | 0,489sec