Размышления накануне неформального совещания ОПЕК в Алжире

На следующей неделе в Алжире состоится международный энергетический форум. По информации генерального секретаря Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) М.Баркиндо, все члены картеля подтвердили свое намерение принять участие в форуме, на «полях» которого планируют провести неформальные переговоры.

Их основная цель – выработка действующих механизмов для стабилизации глобального рынка «черного золота» за счет увеличения цены товара. Одним из наиболее действенных методов участники рынка называют заморозку производства сырья. Это будет способствовать уменьшению мирового предложения, что повлечет за собой рост нефтяных котировок.

«Я верю в возможность того, что в этот раз действительно будет достигнуто соглашение. Мы обсудим его в ходе неформальной встречи в Алжире, которая пройдет между 26 и 28 сентября, и затем чтобы ратифицировать соглашение созовем как можно скорее официальное заседании организации», – заявил М.Баркиндо.

Цель здравая, а вот с ее практической реализацией могут возникнуть серьезные проблемы, как уже неоднократно в этом году. Картелю весьма сложно вынести консолидированное решение по поводу приостановки нефтедобычи на каком-либо уровне, приемлемом для всех членов организации, поскольку среди них уже давно нет единства.

Наиболее рьяно, но во многом вынужденно, за скорейшее повышение нефтяных цен выступает Венесуэла. В стране сейчас очень тяжелая экономическая ситуация, и исходя из этого весьма напряженная политическая обстановка.

На днях президент страны Н.Мадуро после завершения саммита Движения неприсоединения, который прошел на венесуэльском острове Маргарита, заявил, что государства–экспортеры нефти очень близки к выработке соглашения, которое зафиксирует стабилизацию на мировом рынке.

«Мы надеемся, что в этом месяце сможем объявить о соглашении, чтобы стабилизировать рынок, а также повысить и стабилизировать цены на нефть», – заявил Н.Мадуро.

По его словам, Венесуэла уже провела «очень хорошие» (цитата) переговоры со странами-членами ОПЕК, которые прислали своих делегатов на конференцию Движения неприсоединения. Глава государства при этом подчеркнул, что провел длительные и плодотворные переговоры с президентом Ирана Х.Роухани, а также с лидером Эквадора Р.Корреа.

По информации министра нефти Венесуэлы Э.Пино, на сегодняшний день глобальное производство сырья составляет 94 млн баррелей в сутки. Глава ведомства предлагает снизить этот показатель примерно на 9 млн баррелей, чтобы соответствовать уровню потребления.

По мнению автора, недавние заявления венесуэльских политиков – это не что иное, как стремление выдать желаемое за действительное.  Складывается впечатление, что устами руководства латиноамериканской страны ОПЕК в очередной раз пытается закинуть «невод», надеясь в третий поймать «золотую рыбку».

Напомним, что в апреле с.г. в Дохе, столице Катара, представители 18 крупных нефтеэкспортирующих стран (включая Россию) встречались, но договориться так и не смогли.

Позднее, в июне с.г., прошло плановое заседание картеля – снова безрезультатно. Есть все основания полагать, что неформальное совещание ОПЕК на полях международного энергетического форума в Алжире постигнет та же участь. Почему?

Иран после отмены санкций, которая произошла в январе с.г., постепенно набирают мощь. Объемы добычи и экспорта иранской нефти подтягивается к досанкционным показателям, на которые страна и намерена выйти.

Министр энергетики Алжира Н.Бутерфа, побывавший с визитами в Катаре, Иране, России, где обсудил возможности совместных действий по стабилизации рынка, считает следующее: Исламская Республика хотя и имеет право наращивать производство сырья до досанкционного уровня, но должна понимать свою ответственность, поскольку то или иное решение может оказать влияние на стоимость барреля нефти на мировом рынке.

«Мы всегда говорим, что Иран имеет право наращивать добычу. Но Иран несет ответственность. Если повышается добыча с одной стороны, а с другой падают цены, то какова тогда цель? Иран может смотреть на повышение добычи с одной стороны, а с другой – к каким ценам это приведет? Это его ответственность. Надо найти решение, мы поддерживаем сотрудничество, которое должно быть более плотным между государствами ОПЕК, чтобы нам прийти к хорошему результату», – заявил алжирский министр.

По его словам, сесть за стол переговоров по заморозке объемов добычи в интересах самого же Ирана.

В ходе недавних переговоров с генеральным секретарем ОПЕК, посетившим Тегеран, Х.Роухани заявил, что Иран готов поддержать любые действия, нацеленные на стабилизацию мирового нефтяного рынка при условии справедливого распределения квот на добычу нефти.

Позже директор по международным отношениям Иранской национальной нефтяной компании М.Камсари отметил, что Тегеран в настоящее время проявляет больший интерес к вопросу заморозки добычи.

Напомним, что иранская делегация не прибыла на весеннюю встречу в катарской столице. Среди членов ОПЕК тогда отсутствовала и Ливия.

Некоторое время назад министр иностранных дел Саудовской Аравии А.аль-Джубейр подчеркнул, что Эр-Рияд будет соблюдать условия соглашения о заморозки добычи, если его удастся заключить. При этом он оговорился, что многое зависит от позиции Тегерана, который может помешать производителям нефти договориться.

Несмотря на попытку М.Баркиндо уговорить министра нефти Ирана Б.Н.Зангане поддержать идею заморозки добычи, Исламская Республика вряд ли будет ограничивать производство сырья. Стране разумно не сбавлять обороты в добыче и экспорте, чтобы постепенно сокращать отставание от основных визави в лице Саудовской Аравии и России, которые добывают на максимуме. В настоящее время Иран добывает примерно 3,8 млн баррелей в сутки. Но не будем забывать, что у России и Саудовской Аравии нефтедобыча в 2,5 раза выше. Зачем же Ирану добровольно сходить с этой гонки?

В начале сентября с.г. М.Камсари заявил, что Иран намерен достичь тех объемов добычи нефти, которые были у него до введения международных санкций, только через 2–3 месяца. Причем иранец дал понять, что рост добычи в стране происходит не сам собой, а зависит от конъюнктуры рынка: «Мы можем увеличить добычу нефти, основываясь на рыночном спросе».

Таким образом, третий по величине производитель нефти в ОПЕК в очередной раз отложил достижение «заветного» уровня в 4–4,2 млн баррелей в сутки на конец года.

Любопытно, что в начале мая с.г. М.Камсари заявил, что среднесуточная добыча нефти в Иране уже превысила плановый показатель. Конечно, разница в цифрах может быть вызвана различиями в методиках подсчета: одно дело считать средний объем производства за месяц, совсем другое – с начала года, когда санкции только-только отменили. Однако автор считает, что причина статистических расхождений вовсе не в этом, а в том, что иранские чиновники намеренно завышают показатели добычи, чтобы сбить с толку основных конкурентов.

Доверительные источники в ОПЕК предоставили данные о том, что в течение летнего сезона нефтедобыча в Иране приостановилась. Так, в июне с.г. ежесуточная добыча составляла 3,64 млн баррелей, а в августе этот показатель практически не изменился, наоборот, даже немного снизился до 3,63 млн баррелей в сутки.

До конца текущего года Исламская Республика планирует организовать промышленную добычу нефти на месторождении «Южный Парс». На первом этапе Иранская национальная нефтяная компания рассчитывает добывать примерно 35 тыс. баррелей нефти в сутки. Что касается второго и последующих участков нефтеносной части месторождения, то их разработку Иран планирует передать зарубежным компаниям, поскольку страна не располагает необходимыми технологиями добычи.

По данным М.Камсари, Иран рассчитывает в 2016 году выйти на средний объем экспорта нефти в 2,2 млн баррелей в сутки, а в 2017 – 2,35 млн баррелей в сутки.

Примечательно, что Польша планирует интенсифицировать закупки иранского сырья. В августе с.г. эта европейская страна получила 2 млн баррелей нефти из Ирана и, если пробная партия успешно пройдет «обкатку» на местных нефтеперерабатывающих заводах, готова подписать долгосрочный контакт.

Стоит особо подчеркнуть, что Польша рассматривает импорт иранской нефти как еще один шаг к диверсификации источников зарубежных поставок. Государство также намерен импортировать «черное золото» из арабских стран.

 

Для справки: польский НПЗ Lotos ежегодно перерабатывает порядка 10 млн т нефти. Ранее она поступала преимущественно из России по нефтепроводу «Дружба», но польские власти уже неоднократно заявляли, что намерены диверсифицировать эти поставки, чтобы меньше зависеть от российских энергоносителей. Пока же, несмотря на громкие заявления, импортирует из России  примерно 93–95% всей перерабатываемой в стране нефти.

 

Ирак, занимающий вторую строчку в ОПЕК по добыче сырья после Саудовской Аравии, также не станет отказываться от интенсификации производства, что подтверждают весьма витиеватые заявления отраслевых руководителей этой арабской страны.

Недавно глава иракской государственной корпорации State Oil Marketing Organization (SOMO) Ф.аль-Амри заявил: «Мы назвали (ОПЕК-авт.) цифру, на которой мы могли бы заморозить. Производственные планы и заморозка не противоречат друг другу. Если заморозка означает более высокие цены, то это компенсирует приостановку наращивания добычи».

При этом он не стал публично оглашать ни желаемый уровень заморозки добычи нефти, ни период, в течение которого Ирак собирается поддерживать данную инициативу. Судя по всему, более точной информацией владеет лишь секретариат ОПЕК.

Накануне Ф.аль-Амри обнародовал прогноз, согласно которому в 2017 году Ирак увеличит добычу и экспорт нефти. Он уточнил, что средний уровень производства «черного золота» в Ираке продолжит увеличиваться ежегодно на 100–150 тыс. баррелей в сутки. К 2020 году государство планирует довести добычу до 6 млн баррелей в сутки. Сейчас же страна ежесуточно производит примерно 4,48 млн баррелей.

Ливийские объемы «черного золота» все еще никак не могут выйти на мировой рынок. Ливия, которая, между прочим, тоже является членом ОПЕК, вряд ли пойдет на договоренности о заморозке, так как государство разрывается от троевластия. С одной стороны – парламент, заседающий в городе Тобрук. С другой – происламистский Всеобщий национальный конгресс, который заседает в Триполи и поддерживается радикалами. С

третьей – запрещенная в России группировка «Исламское государство»,

оккупировавшая город Сирт, являющийся стратегическим пунктом перевалки ливийской нефти. В настоящее время боевики контролируют сотни километров береговой линии.

В Нигерии также ситуация крайне нестабильная. Там тоже не всё ясно с объемами добычи и экспорта сырья. По одним данным, их более чем достаточно, по другим – они резко понижаются. Этот маятник всё время раскачивается то влево, то вправо, поэтому африканское государство вряд ли реально настроено на заморозку производства нефти.

Если же к неформальному совещанию ОПЕК в Алжире присоединятся государства, не входящие в организацию, то надо иметь в виду: подписав в Китае совместное заявление, Россия и Саудовская Аравия тем не менее не прописали в документе никаких императивных условий для стабилизации нефтяного рынка.

Весьма любопытен факт, на который мало обращают внимания аналитики и эксперты. Совместное заявление, которое родилось в сентябре с.г. на полях саммита «Группы двадцати» и которое подписали российский и саудовский министры энергетики, базируется на Межправительственном соглашении 2003 года. При этом цены на нефть активно падают с лета 2014 года. Встает вопрос: почему Москва и Эр-Рияд озаботились этим сейчас, а за основу взяли соглашение 13-летней давности?

По мнению автора, недавно подписанное российско-саудовское совместное заявление являеттся сугубо технической бумагой, которая не имеет реального веса.

Доказать, что для картеля письменные нормы ничего не значат, можно простым примером. В ст. 2 Устава ОПЕК закреплено, что участники организации должны обеспечивать стабильные цены на нефть. Для этого предусмотрен механизм квотирования, позволяющий влиять на ценообразование. За весь период дестабилизации рынка, длящийся уже больше 2 лет, этот пункт не был выполнен. Организация ни разу не вынесла ни одного консолидированного решения ни на одном из профильных заседаний, которые, как правило, проходят дважды в год.

В краткосрочной перспективе рынок останется весьма волатильным. На скачки котировок прежде будут влиять словесные интервенции различных должностных лиц в преддверии неформального совещания нефтеэкспортирующих государств в Алжире, а также заседания ОПЕК, которое запланировано на ноябрь в Вене. Однако громкие слова будут влиять лишь на котировки «бумажной» нефти (они могут то отскакивать, то проседать), но существенного роста ждать не стоит, так как поставщикам вряд ли удастся договориться о заморозке по итогам этих мероприятий.

М.Камсари считает нынешний уровень мировых цен на нефть (40–50 долларов за баррель) приемлемым для Иранской национальной нефтяной компании, поскольку себестоимость добычи в Иране составляет менее 10 долларов за баррель. По мнению иранца, мировой рынок «черного золота» сейчас находится в стабильном состоянии.

В свою очередь, Н.Бутерфа полагает, что приемлемой ценой «черного золота» является 60 долларов за баррель.

По прогнозу автора, в начале следующего года в связи с сезонным спросом на энергоносители цена может в моменте преодолеть 50-долларовую отметку, но задержаться надолго на этом уровне ей вряд ли удастся. В свою очередь, российская валюта будет терять позиции вслед за нефтью. В государственный бюджет 2017 года российскому руководству целесообразно заложить среднюю цену нефти 40–45 долларов (в пересчете на рубли по соответствующему курсу).

43.91MB | MySQL:92 | 1,021sec