Об экономических отношениях Турции и Египта

Значение Арабской Республики Египет (АРЕ) для турецкой экономики одно из самых важных среди стран Африки.

Во-первых, с учетом относительно близкого географического положения и большого количества населения обе страны представляют собой относительно крупный рынок сбыта товаров и услуг друг для друга и широкое поле для инвестиций.

Во-вторых, Египет можно называть «воротами в Африку» для турецких экспортеров с учетом географического расположения, наличия на его территории важнейшего логистического маршрута в виде Суэцкого канала. Важно и членство АРЕ в организации COMESA (Common Market for Eastern and Southern Africa), в рядах стран – членов Агадирского Соглашения и наличия Соглашения об Ассоциации Египта с ЕС, Соглашения о свободной торговли со странами EFTA (Исландия, Норвегия, Швейцария и Лихтенштейн). Этот фактор может способствовать укреплению позиций турецких экспортеров на рынках Восточной Африки, Европы, некоторых арабских стран и даже США. Что касается Суэцкого канала, то в последние годы он приобрел особое, если не сказать критическое значение для турецких экспортеров в некоторые страны Ближнего Востока и сохранения экономических позиций Турции здесь из-за потери логистических маршрутов через территории Сирии и Ирака[i]. В свою очередь, Турецкая Республика может представлять собой некий мост для египетских экспортеров в страны ЕС.

В-третьих, перспективы для сотрудничества открываются и в связи с обнаружением крупных месторождений углеводородов в Восточном Средиземноморье, где у двух государств может найтись немало общих интересов.

Конечно, есть и сферы конкуренции прежде всего за долю экспорта товаров и услуг на европейских и ближневосточных рынках, со временем она также может начаться и в сфере трудовой миграции (если египетские рабочие начнут более массово следовать в страны ЕС). Объектом соперничества является и привлечение туристов. Правда, и здесь можно найти немало точек соприкосновения в виде инвестиций в туристические секторы либо предоставления строительных услуг (в прошлом турецкие строители внесли свой вклад в создание египетской инфраструктуры).

В XX веке отношения двух стран не являлись враждебными, но в то же время были непростыми и холодными. Обмен послами состоялся в 1925 году, но в 1954 году власти АРЕ выслали турецкого посла в ответ на критические заявления Анкары в адрес движения «Свободные офицеры». Подобный инцидент повторился в 1961 году в ответ на критику турецкого руководства политики Г.Насера в отношении Сирии в виде создания Объединенной Арабской Республики, что было расценено Анкарой как шаг, противоречащий интересам Турции.

Кроме того, Анкара оставалась союзником Запада и не находилась во враждебных отношениях с Израилем, что до 1979 года было причиной острой критики Каира. Однако и спустя последующие годы активного сотрудничества между государствами не наблюдалось.

Интересно утверждение в одной из египетских газет времен президентства М.Мурси о том, что отсутствие активных экономических отношений между двумя странами является результатом политики Кемаля Ататюрка, который не уделял достаточного внимания отношениям со странами Ближнего Востока[ii].

В 1988 году создается Турецко-Египетский комитет с целью продвижения совместных интересов. За этим последовало некое оживление, в том числе в экономической сфере, и в 1993 году был основан Турецко-Египетский деловой совет, благодаря которому активизировались различные переговоры.

В 2005 году Анкара и Каир подписали Соглашение о свободной торговле, которое вступило в силу 1 марта 2007 года. Оно предусматривало снижение таможенных и некоторых иных барьеров между двумя странами, но при этом товары промышленного производства турецкого происхождения должны освобождаться от таможенных пошлин постепенно до 2020 года, а египетские – сразу с момента вступления в силу Соглашения. Это было сделано из опасений египетской стороны, что турецкие производители моментально могут занять позиции на рынке АРЕ и нанести колоссальный ущерб местным производителям. Сельскохозяйственная продукция была включена в льготный перечень товаров сразу[iii].

Это повлекло за собой активизацию двусторонней торговли. Правда, турецкий экспорт рос значительно быстрее по сравнению с египетским (см. рисунок 1). К 2011 году доля товаров турецкого происхождения составила 4,5 % на внутреннем рынке Египта по сравнению с 2 % в 2005 году. Египет стал 12-м по величине импортером турецкой продукции, а Турция – 5-м. Отмечается, что фактические темпы роста значительно превышали прогнозируемые. Основу турецкого экспорта составляла и составляет продукция сталелитейной промышленности, транспортные средства, различные виды топлива. Большую часть египетского экспорта занимают пластиковые товары, продукция некоторых видов химической промышленности.

Рис. 1 Динамика двусторонней торговли АРЕ и Турецкой Республики[iv].

Одновременно увеличился объем турецких инвестиций в египетскую экономику с 60 млн долл. США в 2005 году до 1,5 млрд долл. США в 2010 году. В АРЕ по состоянию на 2010 год осуществляли деятельность 250 турецких компаний, которые обеспечивали работой около 40 тыс. египтян[v]. Основной объем инвестиций приходился на предприятия текстильной промышленности и производства одежды. Значительная часть продукции позднее экспортировалась в третьи страны. Помимо возможности получения доступа на зарубежные рынки, инвестиционной привлекательности способствовала более дешевая стоимость рабочей силы (только за счет этого фактора себестоимость некоторых видов турецкой продукции, производимой на территории АРЕ, снижалась до 30 %) и субсидирование топлива. Рассматривались возможности для инвестирования в предприятия по производству стекла, электроники и некоторые иные.

При этом в 2010 году перспективы экономического сотрудничества оценивались как оптимистичные и имеющие великолепный потенциал как международными, так и местными экспертами. К примеру, экспертами ожидался рост турецких объема инвестиций до 5 млрд долл. США через 3 года[vi], а торговый оборот до 10 млрд долл. США. Общий объем турецких инвестиций в АРЕ за все годы сотрудничества оценивается в 5 млрд долл. США.

Достаточно сложно сказать, оказали ли революционные события 2011 года непосредственное влияние на торговый оборот между Турцией и АРЕ. Хотя в 2012 году турецкий экспорт продемонстрировал колоссальный рост с 2,758 млрд долл. США в 2011 году до 3,681 млрд долл. США, это выглядело как продолжение наметившейся тенденции и исполнение прогнозов, сделанных еще до революции. В последующие годы показатели турецкого экспорта немного снизились, но не достигали отметки 3,1 млрд долл. США. Показатели экспорта АРЕ в Турцию тоже не изменялись значительно[vii].

Сильного влияния событий 2013 года на показатели двусторонней торговли тоже не наблюдается, ее объемы остаются на уровне 4,3 – 5 млрд долл. США. С одной стороны, это можно рассматривать как положительное явление: несмотря на политические потрясения и наличие серьезных разногласий, объемы торговли не снизились значительно.

С другой стороны, занимавший в 2011 году пост премьер-министра Турции Р.Т.Эрдоган заявлял о намерении вывести ежегодные объемы двусторонней торговли на уровень 10 млрд долл. США в течение следующих 5 лет[viii]. Чего, конечно, не было достигнуто. Однако никаких административных ограничений в отношении турецких и египетских экспортеров власти не вводили. На наш взгляд, неисполнение заявленной цели достижения торгового оборота в 10 млрд долл. США является как следствием переоценки собственных экономических возможностей, так и результатом охлаждения политических отношений после событий 2013 года в АРЕ.

Однако революционные события 2011 года и особенно победа на партийных и президентских выборах представителей Партии свободы и справедливости были восприняты турецким руководством с огромной радостью ввиду открывающихся перспектив по политическому и экономическому сближению с АРЕ. Конечно, сама революция 2011 года принесла некоторые проблемы для турецкого бизнеса, но это воспринималось как временные трудности, которые необходимо выдержать с целью дальнейшего укрепления своих позиций здесь. При этом революция и приход исламистов повлекли за собой отток западных инвестиций и бизнес-структур, которые отнеслись настороженно к новой и незнакомой политической силе. Ввиду этого для турецких компаний появились возможности занять освободившиеся места.

В ходе визита в АРЕ в 2011 году турецкий премьер-министр Р.Т.Эрдоган заявил о намерении достигнуть уровня инвестиций в египетскую экономику до 5 млрд долл. США, т.е. увеличить их более чем в 3 раза. Это выглядело амбициозной целью, хотя и соответствовало «дореволюционным» прогнозам.

Работа на этом направлении вскоре началась. В-частности, в 2012 году турецкое правительство согласилось выделить заем в виде размещение депозита на счетах Центрального банка АРЕ, который должен был использоваться для оказания помощи предприятиям среднего и малого бизнеса. Сообщалось о разработке списка проектов, которые в 2013 году должны были вывести показатели экономической кооперации на беспрецедентный уровень.

В феврале 2013 года глава Ассоциации бизнесменов Турции и Египта Заки Акенджи заявил о намерении турецкой стороны инвестировать 1 млрд долл. США в 2013 году в проекты в области энергетики, туризма, предприятия сталелитейной и химической промышленности. В том же месяце было подписано Соглашение о партнерстве между Ассоциацией туристических агентств Турции и Федерацией туристических операторов Египта, которое подразумевало расширение кооперации. Практической стороной этого соглашения должно было стать создание более благоприятных условий  «Турецким авиалиниям» для оказания услуг по перевозке туристов на египетском направлении[ix].

Кроме того,  турецкая компания Rixos Hotels получила допуск на египетский курорт Шарм эш-Шейх, где открыла 4 отеля общей вместимостью 2 576 комнат, которые предлагают свои услуги до сих пор. В мае 2013 года руководство Rixos заявило о намерении инвестировать в строительство сети отелей по всей территории АРЕ, включая столицу страны Каир. Последние проекты так и не реализовались. Руководство Министерства туризма АРЕ заявляло о том, что приветствует инициативу турецкой компании и заинтересовано в дальнейших инвестициях в туристическую отрасль Египта.[x] Отметим, что закрепление турецких предприятий туриндустрии в Египте со временем могло бы принести немалую выгоду для них с учетом востребованности этого направления.

В свою очередь, со стороны Египта так же были сделаны некоторые шаги навстречу Турции. В 2012 году две страны заключили соглашение о логистических перевозках турецких транспортов через территорию Египта (более известно как Turkish – Egypt Ro-Ro Agreement). Ввиду разразившейся гражданской войны на территориях соседних Сирии и Ирака использование логистических маршрутов, проходящих через территории этих стран, оказалось невозможным. Для Турции в связи с этим открыто замаячила угроза потерь своих экономических позиций (прежде всего угроза экспортным поставкам) в страны Ближнего Востока (например, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, Кувейт, Иордания и иные). Одной из немногих альтернатив стало использование Суэцкого канала, однако плата за него оказалась очень дорогой для турецких экспортеров. В целях снижения издержек турецкое руководство обратилось к египетским коллегам с просьбой введения льготного режима для турецких перевозчиков. В результате было подписано упомянутое соглашение, которое подразумевало открытие льготного маршрута для турецких перевозчиков с использованием портов Александрия и Порт-Саид, где грузовики выгружались на берег и передвигались по обычным дорогам в сторону портов на Красном море. В свою очередь, там они вновь погружались на суда и следовали в иорданскую Акабу или в саудовскую Дубу (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Логистический маршрут в рамках турецко-египетского соглашения.

Этот маршрут выглядел значительно продолжительнее (30 дней вместо 10) и дороже (примерно на 2 000 долл. США с одной грузовой машины) по сравнению с сирийским, но в связи с осложнением обстановки в регионе его использование было необходимым для сохранения позиций турецких экспортеров на рынках Ближнего Востока. Отмечалось, что маршрут был востребован турецкими перевозчиками и использовался максимально.

Однако свержение президента М.Мурси летом 2013 года, которое вызвало резко негативную реакцию Анкары, осложнение политических отношений и даже выдворение послов сказалось и на экономических отношениях. Так, турецкое руководство заявило об остановке всех инвестиционных проектов в АРЕ. Правда, их объемы в 5 млрд долл. США несопоставимы с объемами инвестиций и финансовой помощи, которые были предоставлены Египту со стороны некоторых аравийских монархий.

В течение нескольких недель после революции со стороны ассоциаций производителей и бизнес-структур Египта раздались требования о пересмотре Соглашения о свободной торговле с Турцией и даже о бойкотировании турецких экспортеров и принятии мер по ограничению турецкого бизнеса. В-частности, подобные требования были озвучены со стороны Ассоциации сталелитейных производителей Египта и Ассоциации производителей текстиля Египта, которые обосновывали свои убеждения «несправедливой конкуренцией» со стороны турецких производителей.

Правда, на подобные меры Каир не пошел, заявив об уважении к ранее достигнутым договоренностям и об отсутствии каких-либо претензий к турецким гражданам и бизнес-сообществу, «несмотря на разочарования от заявлений Р.Т.Эрдогана».

Но и сближение начало прекращаться, в частности, в октябре 2014 года руководство АРЕ заявило об отказе продлевать действия упомянутого соглашения по перевозке турецких грузов через свою территорию, действие которого истекало в апреле 2015 года. В качестве причины этого решения правительство АРЕ указало низкую рентабельность этого соглашения для своей стороны, а также высокую аварийность на дорогах Египта из-за перегрузок, что еще более ухудшается из-за наличия турецких грузовиков. В результате турки вынуждены использовать Суэцкий канал на общих основаниях. Стоимость транзита для них в связи с принятым решением увеличилась с 3 500 долл. США до 5 000 долл. США за один грузовой автомобиль[xi].

В середине 2016 года ситуация стала немного изменяться. Так, 27 июня новый премьер-министр Турции Б.Йылдырым заявил о возможности пересмотра отношений с Египтом, об отсутствии препятствий для улучшения экономических отношений с АРЕ и о том, что встречи на министерском уровне могут начаться. По его словам, Турция заинтересована в расширении торговых связей с Египтом, в использовании Суэцкого канала для сохранения доступа на рынки Восточной Африки и Ближнего Востока. Хотя реакция египетской стороны на эти заявления была сдержанной, но и препятствовать этим инициативам Каир не стал.

Уже в конце января 2017 года в Каире состоялся Турецко-Египетский бизнес-форум. Турецкую делегацию возглавлял председатель Союза торговых палат и товарных бирж Турции, с ним были около 10 представителей руководства турецких компаний из энергетической, сельскохозяйственной, текстильной, химической и иных сфер. Мероприятие такого уровня было проведено впервые с 2013 года. В ходе форума представители турецкой делегации заявили о намерениях инвестировать в экономику АРЕ до 10 млрд долл. США к концу 2018 года[xii].

Пока рано говорить о полном восстановлении экономических отношений до уровня 2012 года, однако взаимная заинтересованность в этом имеется: в целом их охлаждение не отвечает интересам ни той, ни другой стороны. Кроме того, уровень этих экономических отношений таков, что даже при наличии серьезных политических разногласий их полный разрыв будет болезненным ударом для обеих стран. Поэтому, экономические связи, скорее всего, начнут активизироваться, но вряд ли их потенциал позволит полностью сгладить имеющиеся противоречия между действующими руководителями Турции и АРЕ.

 

[i] Подробнее см. http://www.iimes.ru/?p=29956

[ii] http://www.egyptindependent.com/news/loans-flood-turkish-business

[iii] http://www.economy.gov.tr/portal/content/conn/UCM/path/Contribution%20Folders/web_en/Trade%20Agreements/Free%20Trade%20Agreements/Egypt/Turkey-Egypt_Free_Trade__Agreement.html

[iv] http://muftah.org/trade-aid-egypt-turkey-economic-ties-context/#.WLAOMIVOLIV

[v] http://www.telegraph.co.uk/news/wikileaks-files/egypt-wikileaks-cables/8326861/TURKISH-INVESTMENTS-IN-EGYPT-GROWING-FAST.html

[vi] Там же.

[vii] http://www.mfa.gov.tr/turkey_s-commercial-and-economic-relations-with-egypt.en.mfa

[viii] http://www.egyptindependent.com/news/loans-flood-turkish-business

[ix] http://www.dailynewsegypt.com/2013/02/25/1bn-turkish-investments-in-egypt-in-2013/

[x] http://www.hospitalitynet.org/news/4060681.html

[xi] http://en.almalnews.com/mobile/Pages/StoryDetails.aspx?ID=2040

[xii] http://www.dailynewsegypt.com/2017/01/30/613493/

28.19MB | MySQL:69 | 0,712sec