Торгово-экономические отношения России и Египта

Египет является одним из крупнейших торговых партнеров России на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Отношения с Каиром выгодны тем, что Египет считается ключевой из 22 арабских стран, поэтому может служить своеобразными «воротами» в арабский мир. Правовой основой для взаимодействия между странами в настоящее время являются Совместная российско-египетская декларация 1997 года, Декларация о принципах дружественных отношений и сотрудничества между РФ и Египтом 2001 года, а также Совместное заявление о дальнейшем углублении дружественных отношений и партнерства между РФ и АРЕ 2005 года и Договор о стратегическом партнерстве 2009 года[i]. В период между 2011-2013 годами значительное влияние на экономическое развитие Египта оказывала политическая ситуация — страна пережила две смены власти. «Арабская весна» в Египте сопровождалась экономическим кризисом, вызванным снижением деловой активности в стране, сокращением поступлений от туризма, инфляцией, ростом внешнего долга и в целом отрицательной динамикой производства[ii]. После прихода в 2014 году  к власти военных во главе с А.Ф.ас-Сиси экономический рост ускорился, однако до сих пор уровень безработицы составляет 12,8 %, а среди молодёжи до 30 лет — 26,1 %. При этом доля населения до 25 лет составляет 49,5 %, а это означает, что правительство должно обеспечивать ежегодные высокие темпы экономического роста для того, чтобы обеспечивать растущее население работой. В 2014–2015 годах ключевым экономическим фактором, обеспечившим устойчивость режима президента А.Ф.ас-Сиси, стала финансовая помощь, оказанная Саудовской Аравией, ОАЭ и Кувейтом. Однако очевидно, что статус-кво, при котором огромное отрицательное сальдо внешней торговли Египта балансировалось за счёт льготных кредитов и грантов, было неустойчивым. В 2016 году власти Египта значительно скорректировали подход к внешнеторговой политике. Они предприняли действия, направленные на сокращение импорта, наращивание экспорта и предотвращение истощения валютных резервов[iii]. Применялись как защитные меры (рост тарифов, запрет на импорт), так и другие нетарифные меры (ужесточение административных формальностей).

Для Египта Россия является не ключевым, но значимым внешнеторговым партнёром по торговле товарами (доля импорта из России — 6,1 % от общего импорта, экспорта в Россию —1,8%)[iv]. Согласно данным Внешней Торговли России (http://russian-trade.com), в 2017 году товарооборот России с Египтом составил 6 721 871 401 долл. США, увеличившись на 61,73% (2 565 629 037 долларов США) по сравнению с 2016 годом. При этом экспорт России в Египет в 2017 году составил 6 217 276 224 долларов США, увеличившись на 64,36% (2 434 472 237 долларов США) по сравнению с 2016 годом, а импорт России из Египта в 2017 году составил 504 595 177 долларов США, увеличившись на 35,12% (131 156 800 долларов США) по сравнению с 2016 годом[v]. Основными статьями экспорта России в Египет являются продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, а также металлы, транспортные средства и минеральные продукты. Около 90% египетских поставок в Россию составляют фрукты и овощи (картофель, цитрусовые, клубника, и так далее). Тарик Кабиль, министр промышленности и торговли АРЕ, сказал в апреле 2018, что «по итогам 2017 года египетский экспорт на российский рынок вырос значительно — с 374,1 млн  до 504,6 млн долларов и это является важным шагом в достижении качественного скачка в торгово-инвестиционных отношениях между двумя странами». Он также добавил, что «запланированное заключение соглашения о зоне свободной торговли между Египтом и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) будет способствовать удвоению экспорта страны на рынки организации»[vi]. Президент РФ В. Путин очень ценит отношения с Египтом и придает особую важность «увеличению товарооборота между странами и развитие торгово-экономических отношений в частности»[vii].

Россия является  крупнейшим поставщиком зерна в Египет, обеспечивая до 65% потребностей АРЕ. По итогам сезона 2015-2016 годов РФ поставила в Египет 6,1 млн тонн, что составило четверть всей отправленной на экспорт российской пшеницы. Однако, в конце августа 2016 года Египет ввел требование о нулевом содержании в пшенице грибка спорыньи, приводящего к тяжелым отравлениям (международные и российские нормы допускают 0,05% содержания спорыньи в зерне). 7 сентября Министерство сельского хозяйства АРЕ внесло Россию в список стран с признаками спорыньи в пшенице, фактически остановив закупки российского зерна, и объявило тендер на поставки пшеницы из других стран. Россия, со своей стороны, временно закрыла границу для египетских фруктов и овощей. Россельхознадзор заявил о систематических нарушениях фитосанитарных требований, в частности, о том, что в египетской продукции регулярно обнаруживаются карантинные организмы, например, средиземноморская плодовая муха, повреждающая растения. Хотя по стоимости объём экспорта египетских фруктов в Россию в разы меньше российского экспорта пшеницы в Египет, данная мера ударила по египетским производителям. Кроме того, если Россия может диверсифицировать зарубежных поставщиков овощей и фруктов, то Египет заинтересован в российской пшенице из-за соотношения цены и качества. Поэтому за день до вступления в силу ограничений Россельхознадзора, Каир вернул нормы по содержанию спорыньи к 0,05 %. Решение Каира было обусловлено и отсутствием предложений по объявленному тендеру и сложностью найти замену российской пшенице.

Россия и Египет сотрудничают в атомной сфере. В ноябре 2015 года между странами было подписано межправительственное соглашение, в соответствии с которым «Росатом» построит первую египетскую АЭС «Эд-Дабаа» в составе четырех энергоблоков мощностью по 1,2 ГВт каждый  с реакторами ВВЭР-1200 по типовому российскому проекту «АЭС-2006». Стоимость контракта составила 30 млрд долларов. Тогда же стороны заключили соглашение о предоставлении АРЕ государственного экспортного кредита на сумму 25 млрд долларов на возведение АЭС[viii].

Сотрудничество между Москвой и Каиром также осуществляется в нефтегазовой сфере: так, с 2001 года российская нефтяная компания «Лукойл» участвует в проекте WEEM по добыче нефти в Восточной пустыне в районе Хургады. Компания возвела здесь несколько важных инфраструктурных объектов, в том числе резервуарный парк общим объемом 9 тыс. куб. м и экспортный нефтепровод протяженностью 100 км, который связал месторождения блока с нефтеналивными терминалами на западном побережье Красного моря — Рас эль-Бихар и Гебель аз-Зейт. С 2010 года «Лукойл» является оператором WEEM Extension — участка, вплотную прилегающего к блоку WEEM с северо-востока. Компания получила лицензию на его разработку сроком на 20 лет. А в декабре 2016 года «Роснефть» вошла в проект по освоению газового блока Шурук на шельфе Средиземного моря, где открыто месторождение газа «Зохр» (по оценкам экспертов, запасы месторождения могут достигать 850 млрд куб. м газа, что эквивалентно 5,5 млрд баррелей нефти). Проект реализует консорциум совместно с египетскими партнерами. В него входят такие компании, как британская BP и итальянская Eni. «Роснефть» приобрела у Eni 30% доли в договоре концессии, а также 15% в операторе проекта за 2,8 млрд долларов[ix].

В марте 2015 года «Газпром» (через дочернюю компанию Gazprom Global LNG Limited) подписал рамочное соглашение с Египетской холдинговой газовой компанией (Egyptian Natural Gas Holding Company) о поставках сжиженного природного газа в Египет в течение пяти лет. Контракт был заключен в августе 2015 года. Первая партия СПГ была поставлена в египетский порт Айн Сухна в мае 2016 года.

Особо следует упомянуть о создании российской промышленной зоны в АРЕ, договоренность о которой  была достигнута в ходе переговоров президентов РФ и АРЕ Владимира Путина и Абдель Фаттаха ас-Сиси в Сочи 12 августа 2014 года. Выдержки из документа кабинета министров, которые процитировала в своей электронной версии газета «Аль-Йоум ас-Сабиа», акцентируют внимание,  в частности, на том, что «создание российской промышленной зоны нацелено на производство высокотехнологичной конкурентоспособной продукции, повышение эффективности существующей инфраструктуры и производственных мощностей, созданных в Египте, создание новых рабочих мест и внедрение учебных программ в различных отраслях промышленности»[x]. Реализация проекта займет 13 лет и будет разбита на три этапа, а сумма вложений составит около 7 млрд долларов[xi].

Резкое сокращение объема торговли услугами между Россией и Египтом в 2016-2017 годах было вызвано прекращением туристического потока из РФ. По официальным данным, после теракта 31 октября 2015 года против пассажирского самолета Airbus A321-231 российской авиакомпании Metrojet («Когалымавиа»), следовавшего из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург, в результате которого погибли 224 человека, число российских туристов упало с 9,3 млн человек в 2015 году до 5,4 млн в 2016[xii]. В 2017 году, по оценкам Союза туристических палат Египта, страну посетили всего около 100 тысяч туристов из РФ, добиравшихся до красноморских курортов через третьи страны. Решение о возобновлении с февраля текущего года авиасообщения между Москвой и Каиром распространяется пока только на перелеты между столицами. Во втором терминале каирского аэропорта, российские специалисты по авиационной безопасности положительно оценили общую ситуацию с безопасностью. Однако сложно предсказать, когда будет подписано соглашение о полномасштабном возобновлении авиасообщения между странами.

В целом можно сказать, что и для Каира, и для Москвы сотрудничество в торгово-экономической сфере друг с другом очень важно, что подтверждает ряд договоров и долгосрочных проектов, упомянутых выше. Что касается Египта, то он крайне заинтересован в сотрудничестве с Россией, а политику правительства АРЕ можно охарактеризовать как прагматичную, так как Каир предпринимает серьёзные усилия, чтобы стимулировать экспорт своей продукции на российский рынок.

[i] http://tass.ru/info/4802472

[ii] http://economyandbusiness.ru/rossijsko-egipetskie-torgovye-otnosheniya

[iii] https://riss.ru/images/pdf/journal/2017/5/07.pdf Бирюков Е.С. Внешнеэкономическая политика Египта после «арабской весны»

[iv] https://riss.ru/images/pdf/journal/2017/5/07.pdf Бирюков Е.С. Внешнеэкономическая политика Египта после «арабской весны»

[v] http://russian-trade.com/reports-and-reviews/2018-02/torgovlya-mezhdu-rossiey-i-egiptom-v-2017-g/

[vi] http://tass.ru/ekonomika/5103907

[vii] http://www.soutalomma.com/Article/653442/الرئاسة-بوتين-يثمن-التنسيق-القائم-بين-مصر-وروسيا-في-القضايا

[viii] https://www.skynewsarabia.com/technology/978430-مفاعل-مصر-النووي-كل-ت

[ix] http://www.iimes.ru/?p=46754 Шмелева Т.А. Египетское нефтяное месторождение «Зохр»: надежды и реальность

[x] https://www.youm7.com/

[xi] http://www.iimes.ru/?p=46608 Шмелева Т.А. О российской промышленной зоне в Египте

[xii] http://провэд.рф/article/46070-kakie-torgovye-perspektivy-u-rossii-i-egipta-v-tekushchem-godu-.html

52.43MB | MySQL:102 | 0,517sec