О контактах Сирии с Иорданией и аравийскими монархиями

Сирия не возобновит отношения с теми арабскими государствами, которые поддерживали вооруженные группировки во время конфликта, пока они публично не признают свои ошибки. Об этом заявил в начале ноября телеканалу «Аль-Манар» заместитель председателя комиссии по национальному примирению, депутат Народного совета (однопалатного парламента) Хусейн Рагеб. «Между сирийцами и другими арабскими народами не существует вражды, — отметил он. — Однако мы не будем вести диалог с реакционными режимами, которые стояли на стороне бандформирований в развязанной против Сирии войне». Рагеб сообщил, что некоторые арабские стороны пытаются сейчас возобновить тайно связи с Дамаском, но, по его словам, сирийское правительство не пойдет на такой шаг, потому что привержено гласности. «Тот, кто хочет открыть новую страницу в отношениях с Сирией, должен сделать это публично, признав совершенные ошибки», — подчеркнул он. Членство Сирии в Лиге арабских государств было приостановлено в ноябре 2011 года. Большинство арабских стран отозвали своих послов из Дамаска и присоединились к экономическому бойкоту Сирии. Президент республики Башар Асад принял 19 ноября иорданскую парламентскую делегацию и передал «послание дружбы» королю Абдалле II. По словам члена Палаты депутатов (нижней палаты) парламента Иордании Тарека Хури, сирийский лидер во время беседы сказал, что осознает, какому сильному внешнему давлению подверглось соседнее королевство в период сирийского кризиса. «Асад отметил, что он смотрит вперед и желает сближения с Иорданией и ее народом», — подчеркнул Хури. Сирия и Иордания возобновили 15 октября транспортное сообщение через КПП «Насиб» на совместной границе после того, как в июле правительственные войска освободили от бандформирований провинции Дераа и Эль-Кунейтра. До создания в 2017 году зоны деэскалации южные регионы Сирии служили плацдармом вооруженной оппозиции, боевики которой проходили подготовку в военных лагерях, созданных США, Великобританией и Саудовской Аравии в Иордании. На встрече 3 октября с кувейтским публицистом шейхом Сабахом аль-Мухаммедом сирийский лидер заявил, что «правила политической игры в регионе очень скоро изменятся и Сирия вернет себе ключевую роль в арабских делах».
В этой связи на сегодня в рамках процесса восстановления полномасштабных отношений Дамаска с остальными арабскими странами надо отметить, что этот процесс пока не очень публично, но пошел. Сейчас, конечно, нельзя говорить о том, что речь идет о восстановлении членства Сирии в ЛАГ или массового восстановления дипломатических отношений с аравийскими монархиями (как это почему-то решили некоторые российские  эксперты), но такие контакты на различных уровнях активизировались, что является пока неофициальным признанием со стороны ряда арабских государств того факта, что свернуть режим Б.Асада чисто силовым путем не получилось. Отметим, что и в случае Иордании (и в остальных вариантах с ОАЭ и Бахрейном) главную роль в восстановлении отношений сыграла российская позиция. Применительно к Амману, надо отметить, что активная фаза диалога (в основном по линии спецслужб) началась еще в феврале с.г., когда иорданский король Абдалла II дал команду своим спецслужбам через российское посредничество реанимировать их контакты с режимом Башара Асада. Главным оправданием тогда для начала такого нового подхода Иордании стала тема борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России). Интересно, что молчаливое «добро» на начало таких контактов Абдалла II получил от Вашингтона во время своей встречи с президентом Дональдом Трампом в США в конце января с.г. Спустя всего несколько дней после этого визита начальник Генштаба иорданской армии генерал Махмуд Фрейхат, который до середины прошлого года командовал войсками, дислоцированными на границе с Сирией и соответственно прекрасно ориентируется в обстановке, вступил в прямой контакт с братом сирийского президента Махером Асадом. На тот период времени это была только «разведка боем» с точки зрения определения горизонтов и перспектив такого сотрудничества. Как мы видим в дальнейшем, эти контакты сыграли свою роль и серьезно интенсифицировались в период процесса ликвидации южной зоны деэскалации и открытия КПП на иордано-сирийской границе. Еще более активными были на тот период времени контакты по линии спецслужб двух государств. С декабря прошлого по февраль с.г. руководитель Бюро национальной безопасности Сирии Али Мамлюк тайно совершил четыре визита в Амман, чтобы закрепить это сближение. В Иордании он проводил в течение нескольких недель переговоры с Фейсалом аль-Шубаки, главой Главного разведывательного управления Иордании (GID). Первым конкретным признаком прогресса реанимации этих отношений стало предоставление в октябре Амманом Москве и Дамаску карт, иллюстрирующих развертывание восьми повстанческих группировок на юге Сирии вблизи северной границы с Иорданией. Среди них основное место уделялось отрядам «Исламского государства», «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в россии). Именно в тот же период времени была отмечена активизация контактов в этом контексте и между Москвой и Амманом. Через неделю после визита 25 января в Москву короля Абдаллы II генерал Фейсал аль-Шубаки, тогдашний глава Главного разведывательного управления Иордании, и глава иорданских Вооруженных сил Махмуд Фрейхат встретились в российской столице с руководством СВР, ГРУ и высшим военным руководством России. Отметим в этой связи, что в рамках этих консультаций иорданцы выдвинули ряд условий для развития сотрудничества с сирийскими коллегами. В ходе переговоров о сближении с режимом президента Сирии Башара Асада Амман указал Москве, что новый альянс автоматически не распространяется на Иран. Амман желает остаться в хороших отношениях с монархиями Персидского залива, которые готовятся вложить миллиарды долларов в экономику страны. Иордания также отказался давать места за столом переговоров для двух сирийских политических деятелей, близких к президентскому дворцу. это Бахджат Сулейман — экс-посол Сирии, который был выслан из Иордании в 2014 году, и Башар аль-Джаафари. Последний, который с 2006 года является представителем Сирии при ООН, открыто обвинил в июне прошлого года королевство в поставках оружия джихадистам в Сирии. Этот диалог набрал обороты в сентябре. Новый глава Главного разведывательного управления Иордании (GID) генерал Аднан Исам аль-Джунди встречался с Али Мамлюком, по крайней мере, три раза за сентябрь с.г. Обсуждения были сосредоточены на открытии контрольно-пропускного пункта «Насиб» между двумя странами и возможностях участия иорданских компаний в восстановлении Сирии. Примечательно, что о ходе переговоров иорданцы информировали своего союзника в лице Эр-Рияда, который в течении лета влил в качестве экстренной помощи в иорданскую экономику 2,5 млрд долларов, а также Вашингтон, чьи операции на территории Сирии ведутся в основном с баз в Иордании.
Если мы уберем за скобки чисто иорданские претензии к вышеперечисленным двум сирийским чиновникам, то в итогн останется главное условие, которые объединяет в рамках налаживания своих отношений практически все аравийские монархии: это вынос за скобки консультаций темы Ирана. Это наиболее актуально для КСА, ОАЭ и Бахрейна. В этой связи отметим, что именно Манама выбрана КСА и ОАЭ для начала процесса восстановления отношений с Дамаском, в том числе и на дипломатическим уровне. Наследный принц Бахрейна Сальман бен Хамад аль-Халифа лично курирует все вопросы в рамках восстановления дипломатических отношений между своей страной и Сирией. Манама объявила об открытии своего посольства в Дамаске в октябре, и, согласно нашим источникам, уже начала набор персонала из местных жителей. Одновременно миграционная служба Бахрейна получила неофициальное указание о возобновлении процесса найма рабочей силы из числа сирийских граждан для работы в королевстве. Это безусловно «пробный камень» для аналогичных шагов со стороны ОАЭ и КСА. Со стороны Дамаска этот процесс курирует Али Мамлюк, который совершил секретный визит в Манаму в середине октября.
На сегодня только Саудовская Аравия официально все еще занимает жесткую позицию против Башара Асада (это обусловлено прежде всего наличием просаудовских групп сопротивления в Идлибе), в то время как ОАЭ обозначила свой интерес к реанимации отношений. Пока, правда, больше на уровне неформального дипломатического диалога и активизации бизнес-контактов. При этом отметим, что позиция ОАЭ с самого начала сирийского конфликта серьезно отличалась от позиции КСА. С самого начала конфликта Абу-Даби изо всех сил старался сохранить свои связи с Дамаском, а ОАЭ никогда не закрывали сирийское консульство в стране. Абу-Даби также последовательно выступает против исключения сирийских представителей из заседаний Лиги арабских государств. Авиакомпания Air Arabia эмирата Шарджи возобновила свои регулярные полеты в Латакию в начале этого года. В августе Сирию посетила деловая делегация ОАЭ во главе с Абдулджалилом бен Абдулрахманом Мухаммедом аль-Блуки, который много лет работает на правящую семью Аль Нахайян в ОАЭ. Основная тема консультаций — изучение вопроса участия эмиратского капитала в рамках восстановления социальной инфраструктуры в стране. Заместитель генерального секретаря Высшего Совета национальной безопасности ОАЭ Али бен Хамад аль-Шамси также посетил без лишнего афиширования в сентябре Дамаск. Он встретился с генеральным директором по безопасности Сирии и близким советником Асада Мухаммедом Дибом Зайтуном. Обратим внимание на то, что именно эта фигура курирует в ОАЭ все вопросы, связанные со сбором от Египта до Йемена развединформации в отношении активности «Братьев-мусульман» и их спонсоров в лице Турции и Катара. В рамках миссии Али бен Хамада аль-Шамси была достигнута договоренность о начале обмена развединформацией и продолжения диалога между ОАЭ и Сирией через посла ОАЭ в Бейруте Хамада бен Саида бен Султана аль-Шамси. Дипломат, который происходит из того же племени, что и сам А.Х.Шамси, является тяжеловесом дипломатического и политического аппарата ОАЭ. В течение многих лет он был директором Министерства иностранных дел, отвечающим за контроль за импортом и экспортом военной техники и товаров двойного назначения. В то время он также входил в состав правления холдинга «Аль-Айн», возглавляемого бывшим вице-премьер-министром Хамданом бен Заидом бен Султаном Аль Нахайяном, братом наследного принца Мухаммеда бен Заида. Он также возглавлял холдинг «Аль-Дахра», дочернее предприятие «Аль-Айн» по стратегическим инвестициям в сельское хозяйство эмирата, которому принадлежит около 200 000 гектаров земли в Африке, Египте и Пакистане.
В качестве вывода отметим, что это пока на сегодня конечные точки активизации контактов Дамаска с аравийскими монархиями и Иорданией. Рискнем также предположить, что сейчас — это максимум возможного в рамках этого процесса. На активность аравийцев и иорданцев на этом направлении будет серьезное сдерживающие влияние оказывать позиция Вашингтона по этому вопросу (а он полагает невозможным устанавливать полноценные дипломатические отношения с нынешним сирийским режимом, а предлагает ограничить их исключительно неформальными контактами по линии специальных служб для решения конкретных вопросов) и сохраняющиеся иранское присутствие в Сирии.

42.36MB | MySQL:92 | 1,105sec