К итогам конференции «Изменения и константы в российской внешней политике» в фонде SETAV. Часть 2

13 ноября 2019 года в самом влиятельном мозговом центре Турции – проправительственном Фонде политических, экономических и социологических исследований (SETAV), состоялась панельная дискуссия, посвященная современной российской внешней политике.

Называлось это мероприятие «Изменения и константы в российской внешней политике». Лейтмотивом мероприятия стала презентация только что вышедшей на английском языке книги: «Новые геополитические реалии для России. От Черного до Средиземного моря».

Часть первая нашего обзора мероприятия – доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=63207. Продолжаем обзор этого круглого стола.

Напомним, что мы остановились на выступлении представителя Ближневосточного технического университета Октая Танрысевера, который подчеркнул два аспекта, касающихся российского «мэхэнизма» — якобы, попытки установления российского контроля над морями.

Во-первых, он указал на то, что сухопутные пространства являются для России куда как более важными, чем морские бассейны. Речь, разумеется, он вел о так называемом «ближнем зарубежье» нашей страны. Плюс к тому, господство на морях, в классическом понимании этого слова, Россия не может себе обеспечивать ни экономически, ни технологически.

Во-вторых, О.Танрысевер указал на то, что чисто технологически Россия стремится, в первую очередь, развивать и далее у себя ракетные технологии. Ибо лидерство в этой сфере гарантирует стране безопасность, поскольку «никто не хочет испытывать эти технологии на себе», как указал турецкий эксперт. Даже если эти технологии пока не доведены до ума.

У российской внешней политики, по его словам, есть ещё одна отличительная черта. О ней говорили, кстати, и в Университете Башкент на конференции, посвященной Сирии (частью стало обсуждение российской политики в регионе; ссылка на публикацию http://www.iimes.ru/?p=62864 – И.С.). Так вот, невзирая на то, что Ближний Восток, по мнению целого ряда турецких исследователей, не является столь уж критичным для России, но наша страна умудряется, так или иначе, поддерживать отношения со всеми местными игроками, зачастую находящимися даже по противоположные стороны от линии «ближневосточного фронта», включая: КСА, АРЕ, Израиль, Иран, Турцию, Палестину и т.д.

Это, как отмечается турецкими авторами, включая О.Танрысевера, является, вероятно, крупнейшим достижением внешней политики России.

Он даже задается риторическим вопросом относительно того, как же это России удается?  И сам же отвечает на этот вопрос: Россия очень хорошо чувствует «боль» (то есть, проблемы – И.С.) противоположной стороны и предлагает ей средства для её решения. Вот так просто, но получается весьма эффективно.

Тем более, что ряд стран такой «эмпатией» не обладает – это если речь идет о той же Турции и о внешней политике страны. Отсутствие стратегического мышления у турок – это то, о чем говорят многие как в самой стране, так и за её пределами. Страна может неплохо действовать тактически и быть успешной на коротких отрезках времени, но допускает большие ошибки просто потому, что забывает играть в долгую.

Или же не считает необходимым, вообще, задаваться такими вопросами – что чувствует страна по другую сторону переговорного стола и каковы мотивы её действий, которые стоит учитывать. Это если речь идет о США, которые привыкли настолько доминировать и не платить при этом за свои ошибки, что утратили такую способность.

Причем, как подчеркивается О.Танрысевером, Россия дает «ровно столько» сколько нужно для того, чтобы «завоевать» партнера, ища по отношению к каждому из них индивидуальный подход. Таким подходом наша страна достигает того, чего, ни при каких обстоятельствах, нельзя добиться силой.

Впрочем, О.Танрысевер указывает и на то, почему Россия стала исповедовать подобный подход. Речь идет о «немного слабой России», то есть о стране, в которой есть множество проблем и слабостей, которые российское руководство пытается «ретушировать» таким вот «гибридным умным подходом». Разумеется, в первую очередь, турецкий обозреватель говорит о слабости экономической и демографической.

О.Танрысевер подчеркивает, что российское руководство всерьез думает о перспективах России уже в краткосрочной перспективе, с учетом имеющихся проблем. Он же признает, что затрудняется в своих оценках. Однако, предлагает турецким исследователям отвлечься от того, чтобы следить за поступками России и попробовать, наконец, понять её мотивацию. То есть, принять в расчет то, что турки, нередко, упускают из виду, упрощая российский подход и сводя его к различного рода клише из серии «выхода к теплым морям» или же «установление контроля над проливами».

Также представитель Ближневосточного технического университета предлагает турецкой стороне не действовать излишне эмоционально и переходить, наконец, к стратегическому мышлению. При этом учитывающему особенности российской политики и российского руководства.

Как подчеркивается исследователем, российское руководство пристально смотрит за тем, как противоположная сторона держит слово, проявляя в этом вопросе большую щепетильность. Кроме того, невзирая на все сложности нынешних отношений между Россией и США, Россия, как подчеркнул О.Танрысевер, — в состоянии заключать «удивительные соглашения с США».

Далее, после завершения выступлений всех участников круглого стола, было дано небольшое время на сессию «вопрос – ответ». Также была дана возможность докладчикам озвучить то, что осталось за кадром их выступлений.

Нуршин Гюней (редактор представляемой книги) указала на то, что императивом внешней политики России сегодня является держать Черноморский бассейн закрытым от кораблей НАТО. Цели по выходу в мировой океан у России, по её словам, нет. Заход России в Сирию, кардинальным образом, изменил имеющийся в регионе расклад. Россия сегодня проводит для себя красные линии и «прикрывает» целые районы с использованием так называемых «гибридных механизмов влияния».

В числе важных направлений для России сегодня, по словам Н.Гюней – это Черноморский бассейн, где Россия установила безраздельный контроль над Керченским проливом.

На Ближнем Востоке, разумеется, речь идет о защите Россией Дамаска, как о воротах в Средиземное море.

Важнейшей отраслью для России является энергетика, поскольку свыше 50% ВВП страны генерирует отечественный ТЭК.

В плане внешней политики Россия пытается сформировать то, что докладчица назвала «ring of friends», то есть «кольцо друзей». Для этого страна пытается проводить диалог со всеми силами на международной арене, включая такие ближневосточные страны, как Израиль, Турция и КСА.

Одна из авторов презентуемой на мероприятии книги — Вишне Коркмаз — в своем заключительном слове, подчеркнула мнение, что Россия хочет быть морской державой. Для этого наша страна, по её словам, пытается обеспечивать свое постоянное присутствие на 5 морях. Морские направления, по словам В.Коркмаз, прикрываются Россией не только с помощью ВМФ РФ, но также и с использованием инструментов мягкой силы.

Впрочем, как не раз было озвучено на мероприятии, Россия не в состоянии установить контроль над Средиземным морем или быть там значимой силой. Уже сейчас, как указала В.Коркмаз, Россию начали оттуда выдавливать.

Не будучи в состоянии что-то «контролировать», как говорят турки, надо пытаться это «балансировать». Не будучи в состоянии контролировать тот же средиземноморский бассейн, Россия пытается, к примеру, оторвать Турцию от западного блока. Таким образом, Россия пытается, как выразилась В.Коркмаз, «балансировать США».

Как отметила В.Коркмаз у России сложился на международной арене вполне определенный имидж: «поляки всё ещё боятся российской оккупации, если американцы уйдут». При этом, Россия выбрала не бороться впрямую с США, а проводить умную балансирующую политику.

Октай Танрысевер, завершая свое выступление, указал (в ответ на прозвучавший вопрос о том, существует ли серьезный риск возвращение джихадистов из той же Сирии на свою родину), что вероятность возврата иностранных террористов в собственные страны – довольно низкая. Скорее, следует ожидать то, что они отправятся воевать в другие горячие точки. Включая, к примеру, Мали и Афганистан. То есть, туда, где ослаблена функция государства. Отдельно стоило бы, по его словам, вообще, разобраться, кто эти люди?

Касательно возможностей и намерений России на Ближнем Востоке, как отметил О.Танрысевер, у нашей страны нет серьезной потребности для того, чтобы заниматься арабо-израильским конфликтом. Кроме того, нет и возможностей для того, чтобы создавать общую региональную архитектуру. Россия может лишь иметь долю в этом процессе, но не лидирующую роль.

В то же самое время, главными проблемами для России сегодня, как отметил О.Танрысевер, является (по списку): Украина, Беларусь, Центральная Азия. Прочее – находится на периферии российских интересов. Хотя Россия и умудряется решать достаточно сложные и удаленные от себя проблемы. Допустим, в той же Венесуэле, которая, то появилась на повестке дня, то, одномоментно, из неё исчезла.

Как отметил, О.Танрысевер, Россия достигает решения своих задач с помощью использования гибридных инструментов влияния.

Итак, подводим черту под конференцией. Турецкие докладчики:

  1. Отмечают умную политику России на международной арене и использование нашей страной нестандартных инструментов решения проблем – которые получили название гибридных.
  2. Называют российскую политику, как минимум, проактивной в зоне своих интересов. Зона этих интересов включает как черноморский, так и средиземноморский бассейны.
  3. Ставят под сомнения возможности России, называя её «немного слабой» для того, чтобы вносить решающий вклад в мировую / региональную архитектуру.
  4. Затрудняются в прогнозах на дальнейшие события с учетом того, как ситуация складывается в самой России, в первую очередь, в сфере экономики.
  5. Отмечают Турцию в качестве одного из двух важнейших направлений российской внешней политики на Ближнем Востоке. Второй страной является ИРИ.
  6. Указывают, что нынешний уровень отношений между Россией и Турцией стал возможен, потому что Россия хорошо понимает цели и задачи своих партнёров и предлагает конкретные решения. Важнейшей целью России является отрыв Турции от стран Запада.
52.51MB | MySQL:104 | 0,345sec