Стратегические вооружения Турции. Часть 15

В ноябре 2019 года при поддержке издательства Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), самого влиятельного проправительственного мозгового центра Турции, была опубликована книга под редакцией турецкого политолога Абдуллы Эрбога, получившая название «Потенциал стратегических вооружений Турции».

Продолжаем разбирать это издание. Предыдущая Часть 14 нашего анализа доступна по ссылке на сайте ИБВ http://www.iimes.ru/?p=69784

Напоминаем, что в предыдущей части нашей публикации мы перешли к рассмотрению заключительной главы издания, посвященной третьему направлению стратегических вооружений, внимание которому в Турции предполагается уделять: после БПЛА и ракетных технологий, издание пишет о космосе и о спутниковых технологиях.

Надо ли говорить о том, что Турция – это страна, заметно отстающая в упомянутых сферах. И, по состоянию на сегодняшний день, безусловно, не идет речи о том, чтобы технологически и производственно догнать не только лидеров – США, Китай и Россию – но и группу «середняков» из Европы. Что, впрочем, не мешает Турции встать на путь постепенного набора соответствующих компетенций и подготовки необходимых кадров.

Каким же образом отстающая от лидеров Турция предполагает создавать свой задел в сфере космоса и спутниковых технологий?

Для начала страна оформила свою заявку тем, что создала в 2018 году Национальное космическое агентство. То есть, решен институциональный вопрос.

Теперь перед Турцией стоит следующая задача, сродни той, что она, в частности, решила через подписание соглашения по первой атомной электростанции АЭС «Аккую» — найти себе «якорного партнера», среди стран, лидирующих или имеющих наработки в указанной сфере. По мирному атому «якорным партнером» Турции стала Россия. Теперь вопрос заключается в том, кто такую же роль выполнит по космосу и спутниковым технологиям. В этом смысле, турецкое издание останавливается на глобальных игроках, к которым относятся США, Китай и Россия. Их опыт и выбранная стратегия, одновременно, служит для Турции примером и, кроме того, источником информации / идей о возможных областях международного сотрудничества. Особняком стоят страны ЕС, которые в конце 1990-х годов совершили, в смысле, спутниковых технологий заметный прорыв, с целью своей автономизации от США.

Таким образом, страна равняется на лидеров и ищет среди них себя «якорного партнёра». В этом смысле, недавнее заявление президента РФ В.Путина о том, что Россия готова помочь с запуском первого турецкого космонавта четко указывает на то, что соответствующую задачу Турция перед собой ставит и её обсуждение интенсивно продолжается. Более того, особое внимание при рассмотрении потенциалов лидеров изданием уделяется независимым навигационным системам: США, России, Китая и ЕС. И следует ожидать, что это будет одним из турецких приоритетов – создание собственной навигационной системы.

И, разумеется, особое место в турецком издании занимает анализ положения дел у региональных конкурентов (будет рассмотрено далее). Как мы в дальнейшем сможем убедиться, Турция имеет все шансы обеспечить себе в этом смысле конкурентное преимущество, не будучи, допустим, в состоянии конкурировать с тем же Ираном в сфере ядерного оружия.

Как и в предыдущих главах, посвященных БПЛА и ракетным технологиям, начинает издание с того, что говорит о глобальных игроках, начиная, неизменно, с США.

Напомним, что мы закончили на доктрине национальной безопасности США, в которой говорится о необходимости устранения угроз, исходящих со стороны Китая и Ирана. Как указывается турецким изданием, в особенности, американцев беспокоят противокосмические системы (counter space systems), разрабатываемые указанными странами. Как проясняет издание, говоря о «противокосмических системах», речь идет о таких системах, которые обеспечивают выведение из строя или блокирование спутников и компьютерных систем.

На настоящий момент США рассматривают анти-спутниковое оружие (в английской аббревиатуре ASAT) в качестве одной из самых больших угроз своей национальной безопасности.

Кроме того, как указывается изданием, США уже в течение ближайших 10 лет ожидают возникновения «трудностей в космосе». Поэтому в Стратегии национальной безопасности в космосе предполагается, что США будут добиваться следующих пяти элементов: 1) поощрение ответственного, спокойного и безопасного использования космического пространства, 2) освоение со стороны США продвинутых космических технологий, 3) создание альянсов с ответственными государствами, международными организациями и компаниями в сфере космоса, 4) предотвратить и воспрепятствовать атаки на космическую инфраструктуру, обеспечивающую национальную безопасность США, 5) подготовка к тому, чтобы действовать в условиях отражения атак и понесенного ущерба.

Тем не менее, как указывается турецким изданием, в последние годы, наблюдается снижение расходов на спутниковые проекты в общем бюджете военных расходов. В качестве примера, указывается, что в 2000-м финансовом году на спутниковые проекты был выделен бюджет в размере приблизительно 15 млрд долл. Те же самые ассигнования, но уже в 2010 году составили 8,5 млрд долл. Более свежей статистики турецкое издание не приводит.

Как пишет издание, в том случае, если в ближайшие годы такой тренд сохранится, то США столкнутся с ситуацией того, что страна встанет перед угрозой утраты лидерства в сфере спутников и космических технологий (на самом деле, издание, очевидным образом, упускает из виду тот факт, что все больше космос начинает двигаться в США именно частным бизнесом, что снижает потребность в государственных ассигнованиях, и, следовательно, про утрату лидерских позиций со стороны США говорить, по крайней мере, преждевременно; тем более, что все представители американского ОПК – это частные компании – В.К.).

Следующей страной в списке лидеров в космической сфере турецкое издание указывает Российскую Федерацию. Как оно отмечает, вплоть до конца 1980-х годов, во многих аспектах космоса, наша страна опережала американцев. В частности, указывается на наличие в СССР продвинутых систем раннего предупреждения, сети военных разведывательных спутников, систем, блокирующих усилия других стран в космосе, а также даже космического оружия.

Однако, экономический застой в СССР, начавшийся проявляться с конца 1980-х годов, негативно повлиял на отечественную космическую программу. Впрочем, невзирая на то, что на протяжении целого ряда лет Россия не могла конкурировать с США по объему средств, выделяемых на освоение космоса, но, тем не менее, страна умудрилась оставаться в обойме государств – главных акторов в космосе. Впрочем, как указывает турецкое издание, этой ситуации страна обязана тому заделу, который был сделан ещё в эпоху Холодной войны.

С 1990-х годов, как пишет турецкое издание, Россия ощутила потребность в том, чтобы обновить свой парк спутников – имея в виду необходимость, хотя бы, сохранить существующий статус-кво. И вплоть до настоящего времени в Российской Федерации идут работы, направленные на то, чтобы количественно и качественно нарастить свои спутниковые возможности. Однако, (здесь издание избегает прямых оценок и предпочитает лишь говорить в жанре «существует такое мнение» — В.К.), невзирая на это, необходимого движения вперед России добиться не удалось и технологическое отставание было продолжено.

Далее приводится такое же оценочное суждение, которое говорит о том, что, после США, Россия, вместе с Китаем, является второй по значимости силой в плане наличия у страны военных спутников. Однако, невзирая на это, утверждается, что этот спутниковый потенциал – недостаточен в смысле проведения военных операций. Причиной этого, как говорит издание, является то, что Россия, все ещё, испытывает трудности с тем, чтобы интегрировать свой космический потенциал с традиционными военными системами и платформами. А, следовательно, страна пока не может начать их наиболее эффективное использование.

С другой стороны, как указывается изданием, существует и такая категория экспертов, которые утверждают, что Россия уже успешно использует в своих военных операциях космические и спутниковые технологии, включая и в особенности, спутники наблюдения и обнаружения.

Как указывается турецким изданием, в настоящее время, на вооружении у России состоит флот, включающий 150 активных спутников. И, согласно имеющимся у турок данным, приблизительно 94 из них являются спутниками военными.

Говоря о российских приоритетах в этой сфере, прежде всего, турецкое издание указывает на то, что целью Российской Федерации является поддержать функционирование существующей флотилии спутников. С другой стороны, необходимо обеспечить развитие новых поколений спутников, которые смогут конкурировать с Западными образцами, для обеспечения паритета.

Наряду с этим, как указывается изданием, Россия располагает 54 спутниками связи и передачи информации. В числе образцов российских спутников, турецкое издание называет такие, как «Гарпун», а также «Поток» и «Гейзер». Это, если говорить о спутниках, предназначенных для передачи данных. Что же до спутников обнаружения, то тут называется «Персона», «Барс-М», «ЭЛИНТ», которые передают на землю информацию с помощью спутников «Лотус-С» и «С1».

Особняком выделяет турецкое издание спутники «Радуга», которые предназначены для того, чтобы обеспечивать надежную, бесперебойную и защищенную связь между военным командованием и правительством.

Наряду с этим, издание упоминает спутники «Меридиан», которые, совместно со спутниками «Радуга», обеспечивают функционирование интегрированной спутниковой системы связи.

Далее издание объясняет турецким читателям другие образцы российских спутников, включая «Парус», «Гонец», «Барс-М», «Целина», «Лиана», «Олипм-К» и проч. А также функционирование российской системы «Глонасс», предназначенной для того, чтобы конкурировать с американской системой «GPS».

Отдельным образом, издание упоминает спутники US-K и US-KM, предназначенные для систем раннего оповещения о пуске баллистических ракет, прежде всего, со стороны США. Система EKS, как указывается изданием, предназначена для того, чтобы выявлять активность, не только касающуюся баллистических ракет, но также и тактических ракет, а также тактических перемещений.

Заключает анализ российских возможностей, в этом смысле, издание тем, что говорит об обладании Россией потенциала для того, чтобы обеспечить, действуя против США, предотвращение, выведение из строя или воспрепятствование работе соответствующих (космических и спутниковых – В.К.) систем.

Следующий раздел издания посвящен космическому и спутниковому потенциалу Китайской Народной Республики.

Как указывается турецкими авторами, КНР достигла в последние годы большого прогресса в целом ряде сфер. Это касается и динамичного развития Китая в сфере космоса и спутниковых технологий. Первый спутник страна запустила в 1970 году, а первый военный спутник – уже в 1975 году.

При этом, как отмечается в турецком издании, на официальном уровне, Пекин выступает против милитаризации космического пространства. Что, впрочем, не мешает тому, чтобы Китай уже с 2000-х годов занимался бы активным развитием спутников и космических технологий, именно с прицелом на их военное применение. Здесь турецкие авторы опираются на публикации, которые делаются со стороны Народно-освободительной армии Китая и связанной с ней Академии военных наук. В духе нынешней эпохи, в этих публикациях немало говориться о том, что мир перешел от индустриальной к информационной эпохе.

Что же до современных методов ведения военных действий, то говорится о совместных операциях, требующих одновременного и скоординированного использования традиционных сухопутных войск, ВВС и ВМФ. И, наряду с ними, в качестве неотъемлемой составляющей, необходимо рассматривать и внешний космос, и электромагнитную среду в качестве места ведения боевых действий.

В 2015 году Китай обнародовал свою военную доктрину, которая предусматривает так называемую «активную оборону», наряду со способностью к проведению «совместных операций». Разумеется, это предусматривает и такое условие, как размещение соответствующих, военных систем в космическом пространстве. Китайскими разработчиками доктрины подчеркивается необходимость обеспечения так называемой «ситуационной осведомленности» — как для обеспечения совместных операций, так и действий в подводном пространстве и межконтинентальном.

Соответственно это требует развития космических систем, которые обеспечивают сбор информации, её передачу, обработку и анализ. В рамках достижения этой цели, Китай говорит о наличии у страны приоритета по достижению «доминирования в космосе».

Как указывается турецким изданием, Китай, в рамках генеральной задачи по достижению своего преимущества в космосе, а также обеспечения упомянутой выше «ситуационной осведомленности», заметным образом, нарастил свой потенциал в сфере спутников связи, навигационных спутников, а также спутников обнаружения и наблюдения. Также, Китай является обладателем спутников разведки «Elint» и «Sigint».

Китай уже сегодня является третьей страной, наряду с США и Китаем, с точки зрения сети своих навигационных спутников, обеспечивающих глобальное покрытие. Страна располагает 33 спутниками BeiDou, которые располагаются на различных орбитах. Как ожидается, в 2020 году их численность должна достичь 35.

Аналогичным образом, Китай располагает 35-ю спутниками наблюдения и обнаружения. К ним относятся такие спутники как Haiyang SAR (JB-5, 6 и 7), а также спутник наблюдения с высоким разрешением изображения (JB-3).

Помимо этого, Китай располагает широкой сетью спутников связи Zhongxing, которые полностью охватывают Китай, и, как указывается турецким изданием, «другие регионы мира, представляющие важность».

Как отмечает издание, Национально-освободительной армией Китая рассматривается несколько разновидностей своих вероятных операций в космосе. Они, в частности, включают следующие: космическое сдерживание, космическая блокада, операции космических атак, операции космической обороны, космические операции информационной поддержки.

Отмечается, что для обеспечения решения Китаем поставленных перед собой задач, страна продолжает развивать спутники и спутниковые системы, включая противоспутниковое оружие.

Касательно последнего: с целью демонстрации своих возможностей в сфере борьбы со спутниками, в 2017 году, в январе месяце, Китай впервые осуществил запуск ракеты, уничтожившей спутник. Как отмечается турецким изданием, такая ситуация обеспокоила многие страны, в первую очередь, Соединенные Штаты Америки.

Параллельно развитию военных технологий, Китай развивает гражданские и научные направления. Как самостоятельно, так и в формате двустороннего и многостороннего сотрудничества. В этом смысле, КНР подписало соглашения, приблизительно с 40 зарубежными странами. Примером многостороннего формата международного сотрудничества в сфере космоса, турецкое издание называет Азиатско-тихоокеанскую организацию по сотрудничеству в космосе (Asia Pacific Space Cooperation Organization – В.К.). Частью этой организации является и Турция.

Следующий раздел главы посвящен космическому и спутниковому потенциалу региональных игроков.

Для начала, изданием приводятся следующие цифры.

Европа располагает 136 спутниками, из которых 34 – военные. Израиль – 12 / 9, Иран – 1 / 0 и Индия – 57 / 4.

Более подробное рассмотрение региональных игроков, издание начинает с европейских стран, включая Германию, Великобританию, Францию, Испанию и Италию.

Как отмечает издание, по состоянию на 1999 год, когда проходил Югославский конфликт, при участии США и блока НАТО, европейские союзники были далеки от того, чтобы быть в состоянии проводить автономные операции, без привлечения американцев. Этот опыт заставил европейские страны (прежде всего, Францию, Германию и Италию) приступить к независимым разработкам, направленным на развитие своего космического потенциала. Результатом эти работ стало появление ряда образцов техники, включая следующие: спутники с высоким разрешением IMINT, военные спутники связи, а также европейская спутниковая навигационная система Galileo.

Как заключает турецкое издание, эти усилия, в итоге, в корне изменили ситуацию и обеспечили европейским странам возможность независимого от США проведения операций в космосе.

В 2017 году Европейский институт политики в космосе (European Space Policy Institute или EPSI) опубликовал документ, который озаглавлен как «Политика в сфере космоса, вопросы и тренды – 2016 – 2017». Из этого документа стало известно о том, что европейские расходы на космос, в части военного его использования, в 2015 году составили сумму приблизительно в 675,2 млн евро.

В Европейском союзе насчитывается пять стран, которые осуществляют заметные технологии в космос и в спутниковые технологии. Эти страны включают: Германию, Великобританию, Францию, Испанию и Италию. Самым большим вкладом в вышеупомянутый бюджет является лепта со стороны Франции. В частности, страна инвестировала 325,2 млн евро. За страной следует Великобритания – 285 млн евро. И далее: Германия – 50 млн евро и Италия – 15 млн евро. Как отмечается изданием, эти цифры, сами по себе, указывают на потенциал упомянутых стран в упомянутой сфере.

В европейской стратегии в сфере космического пространства и технологий, опубликованной в 2016 году, выделяются следующие 4 цели: 1) максимальным образом извлечь пользу из космоса для европейской экономики и общества, 2) поощрить европейский инновационный космический сектор, с целью обеспечения ему глобальной конкурентоспособности, 3) обеспечить Европе автономность в сфере безопасного доступа в космическое пространство, 4) усилить европейскую роль в освоении космоса, в качестве глобального игрока, а также поддержать проекты международного сотрудничества.

52.83MB | MySQL:115 | 0,560sec