«Национальный вопрос» Турции в Восточном Средиземном море. Часть 11

В начале 2020 года в Турции была опубликована книга под заголовком «Борьба за раздел Восточного Средиземного моря и Турция». К настоящему моменту, невзирая на свою относительную свежесть, рассматриваемая нами книга, посвященная Восточному Средиземноморью, как «национальному вопросу» в Турции, пережила уже несколько переизданий. Автор книги — Джихат Яйджи, вице-адмирал ВМФ Турции, который ушел в отставку лишь 18 мая 2020 года, в связи с обвинениями в его связях с так называемой «террористической организацией Фетхуллаха Гюлена» или, в турецкой аббревиатуре, FETÖ.

Заметим, однако, до вплоть до того момента, именно его считали идеологом всей турецкой политики в Восточном Средиземноморье и подписанного соглашения между Турцией и Правительством национального согласия Ф.Сарраджа, которое стало важным практическим шагом страны по отстаиванию своих интересов в регионе.

Продолжаем рассматривать издание, которое, подчеркнем, является на сегодняшний день главным, открытым для широкой публики, настольным пособием – справочником для всех турок, кто интересуется происходящим в Восточном Средиземноморье в рамках «национального вопроса» по получению Турцией доступа к собственным запасам энергоносителей.

Полагаем, что это издание, в полной мере, проливает свет на мотивацию, обоснование и действие нынешней турецкой власти в регионе, который следует считать одним из самых «горячих», с точки зрения пересечения интересов множества игроков, от государственных до частных.

Часть 10 нашей статьи опубликована на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=70370

Переходим к следующему разделу издания, которое озаглавлено, как «Структуры и механизма сотрудничества, направленные против Турции в Восточном Средиземноморье».

На самом деле, такая постановка вопроса, в полной мере, отражает ощущение Турцией нынешнего «пространства» в Средиземном море – в плане того, что против неё сформировался альянс, целью которого является запирание Турции в пределах «прямой видимости» берега Анатолии и недопущение её к природным ресурсам Восточного Средиземноморья – читай недопущение её превращения в региональную сверхдержаву.

Вплоть до настоящего времени, заметим, что Турции не удалось ни раскачать так называемый «газовый консорциум» (Греция – Республика Кипр – Израиль – Египет), ни привлечь на свою сторону Запад (США и ЕС), ни заручиться поддержками из противоположного лагеря, в лице России и Китая.

Китай от региональных дел в Восточном Средиземноморье самоустранился. Его приоритетом, все же, следует считать реализацию региональной транспортной инициативы «Пояс и путь». И, кроме того, политического альянса между Турцией и Китаем (а большая энергетика – это, все-таки, политический вопрос) не просматривается.

Что же до России, то понятно, что у нашей страны также нет намерений по тому, чтобы личным участием балансировать мощную антитурецкую оппозицию в Восточном Средиземноморье. В этом смысле, Турция пока не смогла найти для России того предложения, которое бы звучало достаточно привлекательно и нивелировало бы все риски и угрозы, которые возникают у нашей страны в случае, если в Восточном Средиземноморье она поддержит Турцию. Отдельным вопросом, разумеется, являются и крайне низкие цены на энергоносители и заметно снизившийся спрос на них, что бы можно было бы вкладываться в разработку новых месторождений, плодя себе при этом конкурентов. Так что, Россия пока от этого процесса самоустраняется, хотя Турция и не оставляет попыток привлечь её на свою сторону.

Так что, единственным сторонником Турции в регионе, в настоящее время, является Турецкая Республика Северного Кипра. При том, что против турок в регионе их конкуренты успешно институциализировались.

Итак, как видит эту ситуацию объединения противников и конкурентов Турции отставной вице-адмирал?

Начало международных переговоров на тему региона было положено с первыми же открытиями, совершенными в Восточном Средиземноморье. Эти переговоры, как пишет турецкий автор, шли под флагом «энергетической безопасности». Впрочем, они начали быстро обретать форму в виде различных форм сотрудничества в сфере экономики, политики и военного взаимодействия.

Как указывается турецким автором, эти процессы привели к заметному сближению между Кипром – Грецией, Израилем и Египтом. Как отмечается турецким автором, катализатором этого сближения стал военный переворот, совершенный в Египте в 2013 году. Джихат Яйджи, в частности, отмечает, что к партнёрским отношениям, начавшимся между Республикой Кипр, Грецией и Египтом в 2003 году, после 2010 года присоединился и Израиль (тут стоит иметь в виду те события между Турцией и Израилем, которые этому решению еврейского государства, очевидными образом, поспособствовали; речь идет о многочисленных демаршах турецкой стороны, включая знаменитое дело так называемой «Флотилии мира» – В.К.).

Тут автор говорит о двух разных, оформившихся конфигурациях, которые, впрочем, преследовали одинаковые цели: Республика Кипр – Греция – Египет и Республика Кипр – Греция – Израиль.

Целью этих альянсов, как пишет автор, является добыча энергоносителей в треугольнике между Кипром, Израилем и Египтом и обеспечение их доставки на международные рынки сбыта.

При этом, упомянутыми странами, как указывается турецким вице-адмиралом, говорится о региональном сотрудничестве, стабильности, энергетической безопасности и региональном благосостоянии. Впрочем, как он тут же подчеркивает, в основе этих альянсов лежит нарушение международного права, а также игнорирование законных прав и интересов Турции и ТРСК.

Далее автором рассматривается создание и развитие каждого из двух упомянутых выше альянсов.

Прежде всего, речь идет об альянсе Республика Кипр – Греция – Египет. Египет, как указывается вице-адмиралом, стремится к разработке месторождений в регионе, а также к тому, чтобы после удовлетворения внутренних потребностей в энергоносителях, обеспечивать их поставку за рубеж, в частности, в Европу. В этом направлении, Египет вступил в переговоры и с Республикой Кипр и с Израилем. При этом Египет уловил реальную возможность того, чтобы стать страной – важным региональным энергетическим хабом.

С другой стороны, обнаружение месторождений и Республикой Кипр и Израилем, лишь только укрепили Египет в его намерениях в Восточном Средиземноморье. В этом смысле, подписание соглашения о разделении исключительных экономических зон с Республикой Кипр, подталкивает Египет к тому, чтобы подписать аналогичное соглашение и с Грецией. В этом смысле, контакты между Грецией и Египтом начались.

В целом же, сотрудничество между тремя странами привело к тому, что была проведена первая тройственная встреча Республика Кипр – Греция в ноябре 2014 года. К 2018 году между тремя странами было проведено уже 6 встреч. В опубликованном официальном заявлении, по итогам состоявшейся в 2018 году встречи, сторонами была выражена поддержка тезисам Греции и греческих киприотов в Кипрской проблеме. Также в этом заявлении содержится призыв к прекращению Турцией своей «незаконной деятельности» в «морских водах Кипра».

Кроме того, в опубликованном тремя сторонами заявлении, содержится упоминание существенного прогресса, достигнутого между Грецией и Египтом на трехлетних (к тому моменту) переговорах по разделению своих исключительных экономических зон. При этом указывается на продолжение технических переговорах, в частности, в связи с прочерчиванием Грецией «воображаемой линии» через острова Крит, Касос и Карпатос.

Очередная встреча тройки стран состоялась уже 8 октября 2019 года. По её итогам, сторонами, была осуждена деятельность Турции и ТРСК, в части установления контроля над своей исключительной экономической зоной и над континентальным шельфом. Эта деятельность в заявлении сторон была охарактеризована в качестве «незаконной».

Второй альянс, про которой говорится турецким отставным вице-адмиралом Джихатом Яйджи, — это союз между Республикой Кипр, Грецией и Израилем.

Как напоминает автор, 17 декабря 2010 года Израиль подписал соглашение о разделении исключительных экономических зон с Республикой Кипр. При этом, никаких других соглашений Израиль с прибрежными государствами, параллельным образом, не подписывал. Вслед за подписанием соглашения с так называемой «Греческой администрацией Южного Кипра» (как называют в Турции Республику Кипр), Израиль воспользовался уведомительной процедурой и отправил перечень координат, ограничивающих его исключительную экономическую зону в ООН.

При этом, автором указывается, что вплоть до начала 2010-х годов отношения между Израилем и Грецией были достаточно прохладными. Причиной чему являлись близкие отношения, существовавшие вплоть до определенного момента между Израилем и Турцией.

Далее причинами ухудшения отношений между Израилем и Турцией турецкий вице-адмирал называет операцию Израиля в Газе и атаку на «Флотилию мира», в результате которой погибли турецкие граждане (на самом деле, истинная причина турецко-израильского разлада заключалась в том, что именно турецкое руководство и, прежде всего, Р.Т. Эрдоган, приняло решение по тому, чтобы демонтировать свои многолетние стратегические отношения с Израилем в регионе; такой подход имеет смысл лишь только в одном случае: поскольку Израиль является фактором, объединяющим против себя чуть ли не весь исламский мир, то Турция, отказавшись от старого вектора, оформила свою заявку на то, чтобы в исламском мире доминировать – В.К.).

За охлаждением отношений между Израилем и Турцией, последовало и подписание соглашения Израилем и Республикой Кипр, которое вызвало достаточно резкую реакцию турецкой стороны.

Помимо этого, начало наблюдаться достаточно быстрое сближение в отношениях между Израилем – с одной стороны, и Грецией и Республикой Кипр – с другой стороны. В частности, стороны начали проводить совместные учения. Кроме того, участились контакты между странами на высоком и высшем уровнях.

Так, в 2010 году состоялся первый визит премьер-министра Израиля в Грецию, что ознаменовало выход двусторонних отношений на уровень стратегического партнёрства. В ходе упомянутого визита, сторонами был подписан ряд крупных оружейных контрактов.

В сентябре 2011 года было подписано соглашение, которое предусматривало возможность захода израильских кораблей в порты Греции. Одновременно, указанное соглашение оговаривало обмен двумя странами разведывательной информацией.

Как отмечается турецким автором, в кратчайший срок после этого, к соглашению уже присоединилась и Греческая администрация Южного Кипра. В январе 2012 года было подписано соглашение между Израилем и Республикой Кипр, согласно которому, с целью защиты энергоносителей, военные самолеты Израиля могут использовать воздушное пространство Южного Кипра. Одновременно, была достигнута договоренность о том, что стороны могут обмениваться секретной информацией.

Этот альянс между Грецией, Республикой Кипр и Израилем продемонстрировал серьезный прогресс и ввел в практику регулярные встречи между сторонами по широкому кругу вопросов, включая военно-политические и экономические пункты повестки дня.

Вплоть до настоящего времени, состоялось шесть подобных, тройственных встреч. Как особо подчеркивается турецким автором, на пятой встрече, которая состоялась между сторонами, в декабре 2018 года, присутствовал и чрезвычайный и полномочный посол США в Израиле.

Важнейшим решением той встречи стало то, что стороны договорились о создании постоянной штаб-квартиры тройки стран в кипрской Никосии.

Что же до тройственной встречи, которая состоялась в марте 2019 года, которая стала уже 6-й по счету, то в ней принял участие уже государственный секретарь США. В результирующем документе этой встречи, в частности, была выражена поддержка проекту строительства газопровода East-Med со стороны США.

На указанной встрече, в частности, Израиль поддержал разделение зон морского влияния между Грецией и Греческой администрацией Южного Кипра. В результирующем документе встречи, действия Турции в регионе Эгейского моря и Восточного Средиземноморья, в очередной раз, были охарактеризованы в качестве «незаконных».

С другой стороны, вплоть до настоящего времени, как отмечается турецким автором, Израиль проводил внешнюю политику, в центре которой было обеспечение его безопасности. И, как указывает Д.Яйджи, невозможно продолжительное время игнорировать такого важного игрока в регионе, коим является Турецкая Республика. Даже невзирая на то, что договоренности Израиля с Грецией, Республикой Кипр и Египтом достигли определенного уровня взаимопонимания.

В этой связи, турецкий автор акцентирует внимание читателей на том факте, что между Турцией и Израилем ранее велись переговоры, касающиеся подключения еврейского государства к газовому терминалу, который турецкая сторона сооружает в порту Джейхан. Эти новости находили ранее свое регулярное отражение в средствах массовой информации. И нынешняя конъюнктура, как подчеркивает отставной вице-адмирал, может привести к тому, что турецко-израильские переговоры будут вновь возобновлены.

Как отмечается турецким автором, подобная ситуация может привести к тому, что потребуется заново пересматривать всю систему уравнений в регионе.

Следующий раздел книги посвящен тройственному альянсу между Республикой Кипр, Грецией и Ливаном.

Как напоминается турецким автором, 7 января 2007 года между Республикой Кипр и Ливаном было подписано соглашение о разделении исключительных экономических зон. Впрочем, в Парламенте Республики Кипр упомянутое соглашение было ратифицировано, а в Парламенте Ливана – нет.

И Ливан пошел даже дальше: в 2011 году правительство Ливана отправило письмо в ООН, где отметило, что соглашение с Республикой Кипр «нарушает суверенные и экономические права» Ливана, а также является угрозой для «регионального мира и безопасности».

При этом, возникло противоречие между Израилем и Ливаном за территорию площадью в 9 кв. км, которые отнесла к себе израильская сторона.

С целью содействовать преодолению этого кризиса, как отмечается турецким автором, Греция и Республика Кипр задействовали тройственные механизмы. В частности, был создан уже и механизм в составе Греция, Республика Кипр и Ливан.

Первая встреча в таком формате состоялась 10 апреля 2019 года в Бейруте, на уровне министров иностранных дел сторон-участниц. Кроме того, во встрече приняли участие и министры иностранных дел трех стран.

По итогам встречи было сделано заявление, в котором, в частности, было отмечено, что её целью было создать фундамент для сотрудничества сторон в таких сферах, как: туризм, образование, торговля и энергетика. Кроме того, со стороны Министерства иностранных дел Ливана был поднят вопрос «перемещенных лиц». В этом смысле, Греция и Республика Кипр взяли на себя обязательство содействовать решению этого вопроса в ЕС.

Следующим механизмом, чье создание турецкий автор разбирает, является тройка в составе Республика Кипр – Греция – Иордания.

Как отмечается автором, создание Грецией и Республикой Кипр тройственных механизмов с Египтом и Израилем подстегнуло создание и прочих региональных альянсов, в том числе, с Иорданией. Эту страну турецкий автор характеризует как одну из самых стабильных и безопасных в регионе, важных с геополитической точки зрения, но бедной в смысле наличия у страны запасов полезных ископаемых.

52.53MB | MySQL:104 | 0,280sec