Великобритания готовится к первому премьер-министру азиатского происхождения

Уже в этом десятилетии премьер-министром Соединённого Королевства впервые может стать британец или британка азиатского происхождения. В текущем правительстве консерваторов, возглавляемом Борисом Джонсоном, вполне достаточно кандидатов на эту роль. Настолько, что кто-то из них может сменить Джонсона на посту главы кабинета уже в самом ближайшем будущем, возглавив юбилейное в британской истории 100-е правительство. Впрочем, у Лейбористской партии в случае ее прихода к власти тоже есть подходящие кандидатуры.

Главной из них при таком сценарии, без сомнений, будет фигура нынешнего мэра Лондона Садика Хана, который сменил на этом посту действующего премьер-министра от консерваторов Бориса Джонсона, получив на выборах наибольшее число голосов за всю новейшую британскую историю. Садик Хан также в свое время стал первым мусульманином, получившим право принимать участие в заседаниях британского кабинета министров и в принципе может считаться самым успешным и харизматичным политиком в Лейбористской партии. При этом ни в текущем (Кира Стармера), ни в предыдущем (Джереми Корбина) составах теневого кабинета Лейбористской партии на ведущих позициях до сих пор не было ни одного британца азиатского происхождения, что довольно странно, поскольку до недавнего времени считалось, что лейбористы продвигают таких кандидатов в политику гораздо активнее, чем консерваторы. Так что альтернатив Садик Хану у партии попросту нет. Однако маловероятным видится сам сценарий прихода лейбористов к власти в ближайшее время, поэтому сосредоточимся на кандидатах азиатского происхождения от консерваторов.

Какое-то время ведущие позиции в этой гипотетической гонке занимал Саджид Джавид, британец пакистанского происхождения в первом поколении и мусульманин. Джавид сделал стремительную карьеру в правительствах Дэвида Кэмерона, но в особенности в кабинетах Терезы Мэй, начав с второстепенного поста финансового секретаря Казначейства, затем побывав на посту главы нескольких министерств, в том числе Министерства по делам общин и местного самоуправления, и в конечном итоге возглавив Хоум офис (Министерство внутренних дел).

На этом поприще, пожалуй, самым известным и резонансным его решением стало лишение гражданства экстремистки и сторонницы террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) Шамимы Бегум в феврале 2019 г. Бегум уехала в Сирию воевать за исламистов, однако, забеременев, рожать хотела непременно в Соединённом Королевстве. Джавид, ещё в 2016 г. названный сторонниками ИГ вероотступником и заочно приговоренный к смерти, лишил ее такой возможности, что спровоцировало в британском обществе горячие дискуссии, однако не повлияло на перспективы политической карьеры министра.

Проиграв летом 2019 г. борьбу за лидерство в партии, в первом правительстве Бориса Джонсона Саджид Джавид занял по сути третий по значимости в неформальной иерархии пост – канцлера Казначейства (министра финансов) и проработал в этом качестве весь недолгий срок существования кабинета. Однако уже через 2 месяца после формирования второго кабинета Джонсона покинул правительство из-за разногласий с премьер-министром, что сделало его первым за 50 лет министром финансов, не успевшим подготовить ни одного бюджета, находясь в должности. После этого он, по сути, выбыл из числа первых лиц партии и возможных претендентов на лидерство в ней в ближайшем будущем. Что, впрочем, не означает, что он больше не сможет в это число вернуться.

Карьеру в правительстве Бориса Джонсона продолжает сменившая Саджида Джавида на посту главы Хоум офиса Прити Пател, британка индийского происхождения в первом поколении. При этом работа Пател в правительстве Соединённого Королевства сопровождается разнообразными скандалами (впрочем, не имеющими критического влияния на ее перспективы в политике), однако мощная харизма позволяет ей сохранять популярность и влияние среди избирателей и коллег по партии, что, в свою очередь, делает ее одной из очевидных кандидаток на пост главы кабинета министров и лидера партии в случае отставки Бориса Джонсона.

Пател считается представительницей правого крыла, иными словами, придерживается максимально консервативных взглядов в рамках партии, среди прочего выступая за возвращение к смертной казни, серьезные иммиграционные ограничения и практикуя довольно жёсткий стиль общения в работе с подчинёнными. Последнее стало причиной одного из скандалов, разразившегося в марте 2020 г., когда ряд бывших сотрудников и коллег обвинили ее в травле, буллинге и харрасменте. Однако Борис Джонсон, выступая на слушаниях в парламенте, отверг все обвинения, напротив, в высшей степени положительно оценив работу Пател во главе Хоум офиса, ее усилия по наращиванию числа полицейских на улицах и ограничению нелегальной иммиграции.

Ранее Пател была вынуждена оставить должность министра международного развития из-за скандала, вызванного несанкционированными встречами с израильскими политиками рангом вплоть до премьер-министра Биньямина Нетаньяху во время своего отпуска в Израиле. Впрочем, несмотря на отставку с поста, чиновница заявила, что «Борис знал об этом визите». Необходимо отметить, что Пател имеет довольно тесные контакты с израильским политическим истеблишментом и прямо заявляет, что у нее «есть друзья» в этой стране. В октябре 2016 г. она выступила с критикой эффективности решения Великобритании инвестировать средства в поддержку палестинских территорий через ООН и Палестинскую национальную администрацию, заморозив третью часть этой помощи палестинцам на время пересмотра процедуры выделения средств. Итогом стало решение направлять помощь «исключительно на жизненно важные проекты в области здравоохранения и образования, с тем, чтобы в первую очередь удовлетворять самые насущные потребности палестинского народа».

Жёсткий, вероятно, на грани авторитарного, стиль работы и поведения Пател, как раздражает людей, так и прибавляет ей новых сторонников. Это хорошо продемонстрировала ситуация в конце января 2021 г., когда глава британского МВД резко раскритиковала т.н. инфлюэнсеров в соцсетях за «хвастовство своим пребыванием в солнечных уголках мира», назвав их поведение плохим примером в то время, как правительство объявило о более жёстких ограничениях на международные поездки (и запрет на таковые в целях отдыха), Национальная служба здравоохранения работает на пределе, а Великобритания только что прошла мрачный рубеж в 100 тыс. смертей от COVID-19.

Подводя итоги, можно сказать, что Прити Пател является одной из ключевых соратниц и по сути протеже нынешнего премьер-министра Бориса Джонсона, поддержка которого до сих пор играла решающую роль в развитии ее политической карьеры на высшем уровне и позволяла нивелировать последствия многочисленных скандалов. Это одновременно и сильный фактор и уязвимость для ее возможных амбиций занять кресло главы кабинета (а можно почти наверняка утверждать, что такие амбиции у нее есть). Если в будущей борьбе за этот пост Пател будет иметь поддержку Джонсона (при условии, что его позиции в партии будут по-прежнему сильными), то ее шансы на успех будут очень высоки.

Есть в списке ведущих британских политиков азиатского происхождения и ещё один вполне реальный кандидат на то, чтобы в будущем возглавить юбилейное правительство, который к тому же в последнее время стал чуть ли не фаворитом общественности, СМИ и однопартийцев. Это так же британец индийского происхождения в первом поколении Риши Сунак, сменивший Саджида Джавида на должности канцлера Казначейства во втором правительстве Бориса Джонсона 13 февраля 2020 г., и издание The Telegraph прямо пишет в статье «Как Риши Сунак, «Йоркширский Махараджа», может обновить Соединенное Королевство после коронавируса», что «члены парламента от Консервативной партии уже спекулируют на тему того, что г-н Сунак станет первым британским премьер-министром азиатского происхождения».

Кто-то считает, что причина популярности политика в том, что на своем посту он тратит слишком много денег (в том числе добившись согласования финансовой помощи для владельцев малого и среднего бизнеса в эпоху мировой пандемии). Другие же считают, что главная причина в том, что Риши Сунак обладает экстраординарным даром находить общий язык с самыми разными людьми. Вероятно, именно это умение помогло 40-летнему Сунаку сделать стремительную карьеру в кабинетах Бориса Джонсона и стать первым представителем этнических меньшинств в правительстве, представившим проект бюджета (впрочем, иначе этим человеком стал бы Саджид Джавид). «Между Риши и Борисом очень хорошие отношения. Когда Борис уйдет, Риши станет лидером, партия потребует этого», – приводит слова одного из парламентариев The Telegraph.

17 марта 2020 г., в условиях нараставшего эпидемиологического кризиса Риши Сунак напрямую обратился к британцам, объявив перед камерой о новых финансовых гарантиях в размере 330 млрд фунтов и заявив, что «эта борьба будет выиграна благодаря коллективным национальным усилиям». Это произвело сильное впечатление. Многие эксперты и наблюдатели считают его нетипичным консерватором, находя гораздо больше сходства в плане открытости публике, к примеру, с бывшим многолетним лидером лейбористов Тони Блэром, чем с коллегами по партии. «Он не руководствуется результатами опросов в фокус-группах. Все это (его поведение) очень инстинктивно», – говорит один из друзей политика.

Нельзя не принимать во внимание и опыт, полученный Риши Сунаком в США, во время работы в «Голдман Сакс» и обучении в Стэндфордском университете, где он встретил свою супругу Акшату, дочь индийского миллиардера и основателя телекоммуникационной корпорации Infosys Нараяны Мурти. Само собой, такой союз только укрепил связи Сунака как с Индией в целом, так и с индийским сообществом Соединённого Королевства, самым представительным из всех этно-религиозных меньшинств в стране. Эту связь канцлер Казначейства подчеркивает и с помощью своих религиозных убеждений: «Вера важна для меня. Я практикующий индуист. Я молюсь со своими детьми, посещаю храм, когда могу». Даже депутатскую присягу Риши Сунак приносил на священной книге индуизма Бхагавадгите, а в первой речи в Палате общин заявил, что «Британия отнеслась к его родителям-иммигрантам и семье справедливо и вознаградила их за усилия и дисциплину».

Уже сегодня вполне можно предположить, что с высокой долей вероятности борьба за лидерство в партии после ухода Бориса Джонсона (когда бы он ни произошел) развернется между двумя его ключевыми соратниками – Прити Пател и Риши Сунаком. И если консерваторы по-прежнему будут у власти, тот, кто в ней победит, и станет следующим главой государства, первым в истории Соединённого Королевства, имеющим азиатское происхождение. Впрочем, тот, кто проиграет, вполне может стать вторым.

52.66MB | MySQL:101 | 0,420sec