К вопросу о заявлении 104 отставных адмиралов ВМС Турции. Часть 5

4 апреля с.г. группой из 103, по другим данным – 104, отставных адмиралов ВМС Турции было опубликовано официальное обращение к турецкой нации. Продолжаем обсуждать это обращение. Часть 4 нашей публикации на сайте ИБВ доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=76571.

Напомним, что мы продолжаем цитирование и комментирование выступления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, посвященного упомянутому обращению. В частности, как мы помним, стартовой точкой для обращения турецких адмиралов стала Конвенция Монтрё, а, точнее, вопрос, связанный с возможностью выхода из неё Турции в одностороннем порядке.

Как указал турецкий президент, было всего лишь юридическое разъяснение со стороны спикера Великого национального собрания (Меджлиса) Турции Мустафы Шентопа, который, всего-навсего, отметил тот факт, что полномочия турецкого президента включают возможность решения по выходу из любого международного соглашения или конвенции без обращения по этому поводу в турецкий парламент. И, в качестве «яркой иллюстрации» им был приведен пример Конвенции Монтрё.

Что же на эту тему заявил турецкий президент? Именно то, что имела место быть «юридическая дискуссия». А, будучи сам по образованию юристом, М.Шентон просто дал свое «юридическое заключение».

Но вот только главная проблема здесь заключается в том, что выступал он не в качестве юрисконсульта, а в качестве спикера парламента – то есть, человека, чья должность в Турции, пожалуй, третья — после самого президента Р.Т.Эрдогана и вице-президента страны Фуата Октая. А слова человека, занимающего подобную должность гулким эхом отзываются везде и охотно подхватываются средствами массовой информации.

Если смотреть на саму турецкую власть, то уместно, в очередной раз, напомнить, что выступившие адмиралы – все, сплошь, отставники. Однако, им сейчас активно напоминают про их адмиральские мундиры и указывают, что «бывших не бывает». Если «бывших», действительно, «не бывает», то что можно сказать про «просто пример» с выходом из Конвенции Монтрё, одного из основополагающих документов региональной безопасности, в том числе, и для России, который был озвучен действующим спикером парламента?  Ну, разве что, можно указать, что, по всей видимости, дыма без огня не бывает. И это – по самой меньшей мере.

Тема того, что Конвенция Монтрё и Лозаннский мирный договор не устраивают турецкое руководство и нуждаются в пересмотре, нет-нет, да и проскакивала у турецкого лидера. Так что, соответствующие сигналы президент Р.Т.Эрдоган в окружающее его пространство направлял, включая и своих соратников. А от него подхватили и его подчиненные. Другой вопрос, что, все же, он вел речь не об отмене, а о корректировке условий. Хотя подобного рода проброс, «на грани фола», может иметь и определенный политический смысл, чтобы показать намерения Турции. Вряд ли, его следует считать случайностью с учетом того, как выстроена в Турции вертикаль власти и как за собой следят при президенте Эрдогане его подчиненные.

Продолжаем цитирование высказываний президента Реджепа Тайипа Эрдогана касательно заявления 104 турецких адмиралов:

«Этот длящийся издавна, с академической точки зрения, теоретический подход стал предметом и основой для заявления, опубликованного со стороны вместе собравшихся адмиралов. Если цель состоит в том, чтобы внести свой вклад в дебаты по Конвенции Монтрё, то подход должен состоять не в публикации заявления, а в выражении мнения в академическом мире и в средствах массовой информации».

И далее: «Это и так делается. Никто не пытался перевести в другую плоскость эту историю из академических медиа из-за политических споров, из-за которой никто никого не хватал за шиворот».

На самом деле, это соответствует действительности, что обсуждение вопросов, связанных с провозглашением Турецкой Республики и с подписанием фундаментальных для государства документов, ведется достаточно широкое. Там затрагиваются все аспекты и Лозаннского мирного договора, и Конвенции Монтрё. И в этой среде наблюдается полная свобода самовыражения. То, о чем говорит турецкий президент – отставные адмиралы «вцепились» в чисто научный спор и перевели его из академической в политическую область. Причем, сделали это самым жестким способом, опубликовав свой манифест, отдающий призывом к перевороту в стране.

Теперь что касается вопроса, связанного с Каналом «Стамбул». Эта тема, в равной степени с Конвенцией Монтрё, являлась темой «манифеста» отставных адмиралов.

Цитируем:

«Благодаря Каналу «Стамбул», будет облегчен судоходный поток через пролив Босфор и будет предложена альтернатива, которая не регулируется Конвенцией Монтрё и которая полностью отвечает собственному суверенитету Турции». И далее: «Это – наша борьба за суверенитет. Итак, мы в настоящее время контролируем Босфор? К сожалению… Другими словами, Канал «Стамбул» — это проект, который укрепит наши права суверенитета над проливом Босфор».

Вот какую оценку выносит турецкий лидер тем, кто выступает против реализации проекта Канала «Стамбул»: «Те, кто во имя кемализма и республиканства выступает против проекта, который таким образом устанавливает турецкий национальный суверенитет, они являются самыми большими врагами Ататюрка и Республики».

Что же до намерений Турции, то они выражены турецким лидером следующим образом: «Моим долгом, как президента и председателя самой большой партии страны, является делать то, что требуют права и интересы Турции и турецкой нации. У нас, в настоящее время, не ведется работы и нет такого намерения по выходу из Конвенции Монтрё».

Ключевые слова выше «турецкий суверенитет над Проливами» и «выход из Конвенции Монтрё».

На самом деле, идеальной для Турции ситуацией является разведение потоков на два:

Первый поток – это военные корабли, следующие по маршруту в Черное море и из него.

Для этой цели лучше всего подходит Конвенция Монтрё и пролив Босфор. Почему здесь Турции нужна Конвенция Монтрё, в том или ином виде? Потому, что, в любом случае, должны быть какие-то правила и ограничения, применяемые по отношению к нечерноморским государствам и, самое главное, ими признанные.

В противном случае, Турция получит флот НАТО у себя под носом. И, как мы писали, такая ситуация не устраивает не только Россию. Отсутствие правил в этом смысле, моментально создает взрывоопасную ситуацию, вектор которой направлен в сторону поиска нового регионального равновесия. Однако, утратив Конвенцию Монтрё, есть большая вероятность, что второй раз Турция его не получит и опять Проливы будут контролироваться «великими державами».

В каком же смысле, Турция может захотеть модернизировать Конвенцию Монтрё?  Речь может, как минимум, идти о том, чтобы, оставив проход военных судов в Босфоре, переключить гражданские корабли на Канал «Стамбул». Таким образом, не будет разрушаться регламент следования военных кораблей и нахождения их в Черном море, что для Турции является нежелательным сценарием.

То есть, второй поток – это гражданские корабли, которые перевозят гражданские же грузы.

Для этого грузопотока, на взгляд Турции, идеально подходит Канал «Стамбул». И именно об этом «полном суверенитете» и говорил в своем выступлении президент Реджеп Тайип Эрдоган. Что есть «полный суверенитет»?  Это определение правил прохода и, самое главное, перевод этого судоходного трафика на коммерческую основу. То есть, Турция сама определит стоимость прохода и, наконец, как она того желает, станет бенефициаром всех выгод, извлекаемых из этого проекта.

Разумеется, в этих условиях, Россия будет одной из главных плательщиц за услуги Канала «Стамбул». Вопрос лишь заключается в том, почему той же России, да и другим странам тоже, может быть интересным разделение судового трафика на два потока и переход на взимание платы за проход гражданских судов?

Подчеркнем: это – пожалуй, главный вопрос, который в этом смысле стоит перед турецкой стороной. Если на него есть ответ, все дальше становится предельно простым. Поскольку у проекта появляется финансовая модель.

И далее, президент Реджеп Тайип Эрдоган подтверждает то, о чем, собственно, сказано выше:

«Но, если в будущем возникнет такая необходимость, мы не постесняемся пересмотреть Конвенцию с той целью, чтобы достичь лучшего для нашей страны. Мы это откроем для международного соглашения или для дискуссии».

Продолжаем цитирование турецкого лидера:

«По второму вопросу в заявлении, я выразился на предыдущей церемонии открытия. Из них я хочу объявить следующие аспекты моей нации. В прошлом, мы выступали против ректоров в мантиях, которые присутствовали на митингах против избранного правительства во имя демократии и закона. В прошлом мы критиковали членов судебных органов, которые участвовали в брифингах, нацеленных на политическую власть в их мантиях во имя демократии и закона. И, наконец, в прошлом, мы четко заявляли, что не считаем правильными действия военных, которые попрали национальную волю своей униформой во имя демократии и закона».

И далее – президент говорит о фотографиях, которые просочились в сеть благодаря отставным адмиралам, где изображен генерал Мехмет Сары в тюрбане, совершающий намаз:

«Сегодня мы – на тех же самых позициях. Мы не относились положительно и не отнесемся к солдатам, которые делают фотографии, не совместимые с пониманием дисциплины в турецких Вооруженных силах. Понятно, что это — единичный случай. В день публикации изображения, наши турецкие Вооруженные силы уже инициировали и завершили многостороннее административное расследование.

Наше Министерство национальной обороны, которое все еще работает над этой темой, также внесет свой вклад. Мы, безусловно, рассматриваем злонамеренное использование этого изображения, которое мы также считаем неправильным, как оправдание для заявления, которое вызовет всеобщие волнения в стране и нации.

Точно так же те, кто пытается вовлечь наш Национальный университет обороны в дискуссии о секуляризме и кемализме, которые являются ложными, преследуют коварные цели. Понятно, что те, кто в прошлом намекал на переворот словами о том, что «офицеры обеспокоены», теперь передали эту работу отставным адмиралам, когда те лишены этой возможности, благодаря нашему Национальному университету обороны».

На самом деле, речь идет выше о нижеследующем: турецкая власть предприняла усилия по тому, чтобы не только вернуть военнослужащих страны в казармы. В результате чего, военнослужащие перестали быть политической силой.

Аналогичные действия турецкой власти были предприняты и по отношению к судейскому корпусу. В том смысле, что они были «переориентированы» чисто на юридические вопросы – рассмотрение и вынесение вердикта по рассматриваемым делам. Отметим, что раньше военный и судейский корпус самым тесным образом взаимодействовали с тем, чтобы не допустить «скатывания страны в сторону от светскости».

Можно сказать, что вся судебная власть была в стране «пересобрана» заново. Под чем мы подразумеваем, что было заново принято законодательное регулирование, определяющее порядок назначения судей главных турецких инстанций, включая Конституционный суд и Высший совет судей и прокуроров. Это было сделано таким образом, чтобы при любых самых пиковых случаях не допустить ситуации, чтобы упомянутыми выше инстанциями было проявлено «отступление от линии партии». А это, в итоге, определяется кадровым составом их руководящих органов.

Более того, как указал турецкий президент, государственный аппарат, в принципе, был призван к тому, чтобы воздерживаться от проявления каких-либо политических пристрастий. О чем, собственно, и говорит президент Р.Т.Эрдоган. Тут, собственно, есть накладка с фотографией, подобной упомянутой выше. Уж больно непривычно для турецкой публики, наблюдать изображения генерала Вооруженных сил Турции, совершающего намаз в традиционном одеянии и в тюрбане.

Неслучайно, здесь турецкие власти сделали стойку, всерьез опасаясь того эффекта, который может возникнуть в результате публикации этих изображений. Пусть даже эти фотографии не являются, выразимся прямо, противоречащими мировоззренческим установкам турецкого руководства.

Продолжаем цитирование турецкого лидера:

«Я еще раз подчеркиваю, что превращение вопросов, которые должны быть решены в рамках демократии и права, в предлог для деклараций государственного переворота не является признаком приверженности Конституции, несмотря на политический авторитет, напротив, это — явная угроза для Конституция».

И далее:

«Даже этого обсуждения достаточно, чтобы доказать необходимость принятия новой гражданской Конституции, вместо той которая сама является продуктом турецких переворотов».

Итак, мы уже высказали выше мысль о том, что власть попробует использовать рассматриваемое нами заявление с максимальной выгодой для себя. И даже предположили, что именно она станет главным бенефициаром опубликованного отставными адмиралами заявления. И один из аспектов – это поиск всех возможных путей обоснования необходимости принятия новой Конституции страны. Которую турецкое руководство заранее объявило «гражданской» Конституцией в противовес Конституции, которая была принята в 1982 году, после состоявшегося в стране переворота 1980 года. Буквально на наших глазах, власть ищет все возможные пути для того, чтобы самым коротким способом прийти к тексту нового основного закона, минуя продолжительные дебаты в Меджлисе по каждому пункту текста Конституции.

Цитируем далее турецкого лидера:

«В то время, когда Турции больше всего нужно с надеждой смотреть в будущее нашей нации, мы не можем позволить себе мириться с любым шагом, который подорвет моральный дух наших молодых людей. В среду, я поделюсь с нашей нацией подробностями успехов экономики Турции, которые та демонстрирует в условиях пандемии. Мы передаем (вопрос) на усмотрение нашей нации относительно тех, что стремится свергнуть власть в результате катастрофы собственной страны и нации».

Опять же, к вопросу о том, что власть будет использовать заявление отставных адмиралов по максимуму – она пытается указать на ту связь, которая существует между адмиралами и главной оппозиционной Народно-республиканской партии Турции. Таким образом, приписав последней намерение по тому, чтобы свергнуть действующую власть в стране. Цитируем:

«В настоящее время среди этих 104 человек есть те, кто являются членами Народно-республиканской партии. Есть те, у кого (ими являются) жена, сын, тот или этот (родственник или близкий – И.С.). Вы это в самое ближайшее время увидите в печатных СМИ или по телевидению. И в центре этого, собственно, сама главная оппозиционная партия. Мы говорим о чем-то в экономике, мы продолжаем бороться за то, чтобы вывести турецкую экономику на гораздо лучшие позиции на основе инвестиций, занятости, производства и экспорта».

Итак, отмечаем следующее и самое главное: если бы заявления отставных адмиралов не было бы, его следовало бы придумать. Поскольку действующая власть в стране получила в свои руки ещё один козырь, который призван показать, что у страны есть множество внешних и внутренних врагов. И под знаменами защиты от этих угроз попытаться консолидировать свой электорат. Который сейчас переживает серьезные сомнения из-за непростой экономической ситуации в стране.

52.52MB | MySQL:104 | 0,349sec