О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 25

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную  военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, «оперативной», реакции в Турции на российскую специальную операцию. Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир.

Часть 24 цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84625.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы остановились на шестом раунде переговоров между делегациями России и Украины, который проходит был изначально запланирован на период с 28 по 30 марта (по факту они получились достаточно короткими и, начавшись около 10 утра завершились уже к 14 часам 29 марта – И.С.).

Переговоры прошли в стамбульском дворце Долмабахче. Непосредственно перед переговорами президент Р.Т.Эрдоган кратко поприветствовал обе делегации, прибывшие на переговоры. В сети широкое распространение получило видео, где он, обращаясь к российской делегации, говорит о том, что «ждем хороших новостей».

При этом, 28 марта, накануне стамбульских переговоров, состоялось заседание Кабинета министров Турции, после которого президент Эрдоган выступил с целым рядом заявлений для прессы.

Затронул он, в своем выступлении, и тему российско-украинской войны. Цитируем соответствующие заявления турецкого лидера (перевод и выделение текста жирным шрифтом – авторские, неофициальные – прим.):

«В последние недели на повестке дня нашей страны были события, касающиеся двух отдельных мостов. Один из них — мост (имени –И.С.) Чанаккале 1915 года, а другой — мост мира, который мы пытаемся построить для решения продолжающегося кризиса на севере Черного моря.

Мост Чанаккале 1915 года, который мы сдали в эксплуатацию к 107-й годовщине нашей морской победы в Чанаккале, является шестым пунктом пересечения Проливов (Босфор и Дарданеллы), которые соединяют Европу, Азию и Африку наземным и железнодорожным транспортом.

Мы — едва ли не единственная страна, которая приложила искренние усилия для разрешения кризиса в украинско-российской войне, которая продолжается с 2014 года, путем диалога, примирения и согласия.

В дни, когда все гонялись за провокациями, при каждом удобном случае, мы советовали сторонам устанавливать мир. Сегодня, как единственная страна, которой обе стороны верят, в её справедливость, искренность и дружбу, мы являемся страной, которая прилагает максимум усилий для достижения мира.

Собственно, встреча министров иностранных дел, которая является высшим уровнем контактов между воюющими странами, как вы знаете, прошла в Анталии. Надеемся, что делегации России и Украины, которые ведут переговоры о прекращении огня и мире, завтра снова встретятся в Стамбуле. Перед встречей мы встретимся с делегациями и проведем короткую встречу.

Могу сказать, что телефонный обмен, который мы продолжаем с г-ном Путиным и г-ном Зеленским, также движется в положительном направлении. На состоявшемся на прошлой неделе в Брюсселе Саммите лидеров НАТО мы еще раз разъяснили этот подход странам-членам со всей его ясностью.

У нас было такое же чувство, когда мы выражали свои возражения против глобальной системы управления и правосудия перед Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, говоря: «Мир — больше, чем 5». Пока мы демонстрировали нашу позицию против угнетения, оккупации и тирании, говоря «one minute» в Давосе, мы заботились о мире, спокойствии и уважении к человеческой жизни.

Турция не отклонилась от той же линии, несмотря на всю боль, которую она испытала, всю несправедливость, которой она подверглась, и всю цену, которую она заплатила за свою почти 40-летнюю историю борьбы с терроризмом.

С этим пониманием мы вели нашу трансграничную политическую, дипломатическую борьбу и борьбу за безопасность во всем этом регионе от Балкан до Кавказа, от Сирии до Ливии.

Мы всегда смотрели на деятельность по развитию и гуманитарной помощи, которую мы осуществляем по всему миру с нашими AFAD, TIKA, Управлением по делам турок за рубежом, Фондом «Maarif» и неправительственными организациями с этой точки зрения.

На самом деле, описывая нашу страну в политическом спектре, мы говорим, что наша самая большая черта — мосты сердца, которые мы построили между нами и нашей нацией.

Однако, в течение многих лет кто-то пытался дискредитировать нашу миссию цивилизации и истории, нашу политику, ориентированную на человека, а иногда и клеветой саботировать ее. Точно так же те, кто видит в этом марше цивилизации и истории Турции угрозу собственному благополучию и безопасности территорий, которые они построили на колониализме и жестокости, не бездействовали. Это факты, стоящие за тем, что нашу страну не оставляют в покое даже по самым обоснованным вопросам, а тем более, и против нее проводят кампании.

Хвала Богу, мы продолжали нашу борьбу в этом процессе, преодолевая препятствия, стоящие перед нами, одно за другим, в направлении ответственности, которую наложила на нас наша цивилизация и наша история. Таким образом, с помощью Аллаха и поддержки нашего любимого народа мы не только спасли нашу страну от многих бед, но и завершили необходимые приготовления к гораздо более масштабным шагам с помощью созданной нами сильной демократии и инфраструктуры развития.

В то время как кризис в области здравоохранения и экономический кризис, вызванный эпидемией, усугубился войной между Россией и Украиной, Турция продолжает двигаться вперед, не ставя под угрозу свою стратегию роста за счет инвестиций, занятости, производства, экспорта и положительного сальдо счета текущих операций. Как страна и как нация, мы заплатили цену за то, что боролись и пережили множество лишений».

Итак, таковы были заявления турецкой стороны, накануне переговоров, которые завершились, без преувеличения, сенсационным заявлением российской стороны, которая перечислила предложения украинской стороны и заявила о возможности скорейшего достижения мира с очной встречей между президентами В.Путиным и В.Зеленским.

Как сообщило издание «Коммерсант»:

«Россия частично сокращает военную активность на Украине, а встреча двух президентов стала ближе. Переговоры стран «прошли конструктивно», заявил глава российской делегации Владимир Мединский после очередного раунда, который завершился в Стамбуле. Россия делает два шага по деэскалации конфликта: первый — сокращение военной активности на киевском и черниговском направлениях; второй — ускоренный сценарий встречи глав России и Украины для заключения мира, заявил Мединский.

«Предлагаемый формат был следующий: сначала готовится договор, затем утверждается переговорщиками, визируется министрами иностранных дел на встрече, после этого обсуждается возможность встречи руководителей государств для подписания этого договора. Однако мы после сегодняшнего содержательного разговора согласовали и предлагаем решение, по которому встреча глав государств возможна одновременно с парафированием договора министрами иностранных дел, тем более что в момент этого парафирования и рассмотрения деталей возможно обсуждение различных политических нюансов. Таким образом, при условии быстрой работы по договору и нахождении требуемого компромисса возможность заключить мир станет гораздо ближе»,— заявил Мединский».

Отметим, что такого заявления в Стамбуле от российской стороны турецкие наблюдатели не ожидали. Судя по всему, не ожидал его даже неплохо осведомленный о ходе переговоров президент Турции Р.Т. Эрдоган, отбывший в Узбекистан. В противном случае, рискнем предположить, он бы почтил своим личным участием концовку переговоров и попробовал бы добыть для себя ещё больше политических очков став частью «примирительной картинки».

Прежде чем перейти к комментариям турецких обозревателей, выразим сугубо личное мнение о том, что в контексте ведущейся против России информационной войны, выход к микрофонам российской делегации получился провальным.

По целому ряду признаков, текст, интонация, язык тела и жестов российская сторона в Стамбуле не выглядела стороной побеждающей, что, вряд ли, ускользнет от внимания турецкой публики.

Более того, она выглядела такой, какой её на Западе желают представить: стороной, попытавшейся поднять ношу не по себе, захлебнувшейся на Украине и ищущей пути из неё, чтобы сохранить лицо и сохранить саму страну. Поскольку те самые прозападные обозреватели предрекали Украине статус «второго Афганистана» с той же ролью для России, какую тот сыграл, в свое время, для СССР.

И, беремся сказать, что последующие уточнения / разъяснения российской стороны делу исправления «эффекта разорвавшейся бомбы» не слишком помогли. Все «это» видели и самым распространенным вопросом первых часов после переговоров в Стамбуле был следующий: «Что это было?».

Отдельная и крайне важная тема: зачем на переговоры пригласили Романа Абрамовича, не являющегося и не могущего являться членом официальной делегации? И зачем он попал на видео и фото с мероприятия? Причем, сидя рядом с пресс-секретарем президента Турции Ибрагимом Калыном.

Он, в силу своей «профессии», очень плох в кадре мероприятия, где обсуждается «денацификация». Неуместен. Вызывает вопросы о том, какие приоритеты у российской стороны на переговорах с Украиной.

Он, если выражаться просто, «маякует» окружающему миру о том, что драка идет за деньги, причем, за деньги олигархов, а не за правду и за государственные интересы.

Заметим, что, побывав в Турции и засветившись там на переговорах, сигнал был послан не только внутрироссийской аудитории, но и аудитории международной, в том числе, турецкой. Кто он и зачем он там – этот вопрос широко обсуждался турецкими СМИ непосредственно после переговоров.

Это, безусловно, один большой информационный провал со стороны России, которая, если уж так требуется по ситуации сделать заявление, могла бы его срежиссировать сильно лучше. При этом, заметим, что заявление российских переговорщиков давалось не в прямой трансляции, а в записи. То есть, у российской стороны была возможность его «подкрутить» до нужного «визуального эффекта».

Итак, как смотрится ситуация с итогами переговоров в Стамбуле с турецкой точки зрения?

Вот что, по этому поводу, пишет обозревательница газеты Daily Sabah Нагехан Алчи в статье под заголовком: «Решающая роль Турции в попытке положить конец жестокой войне».

Цитируем:

«От Анталии до Стамбула Турция провела ключевые переговоры о прекращении украинско-российской войны, подав отличный дипломатический пример другим странам.

Жестокая война, которую Россия ведет против Украины, продолжается уже месяц. Потери мирного населения огромны. В Мариуполе разрушено большинство зданий, закрыты больницы, убиты дети и беременные женщины.

В этой гуманитарной катастрофе Турция выступила с очень важной инициативой по сближению двух сторон на своей земле. Впервые, стороны встретились в турецком городе Анталья, где министры иностранных дел России и Украины встретились для переговоров.

Сейчас в Стамбуле делегации обеих сторон встречаются 29 марта. Президент Реджеп Тайип Эрдоган недавно говорил со своим российским коллегой президентом Владимиром Путиным, и они договорились о проведении мирных переговоров в Стамбуле в ближайшее время.

Большинство российских аналитиков говорят, что Путин находится в очень сложной ситуации, потому что он явно просчитался и недооценил степень устойчивости Украины. Российские военные не могут продвинуться вокруг столицы Киева, и, как сообщается, психологическая сила российских солдат снижается. Российские военные не были подготовлены и им сложно воевать против солдат одной веры и национальности.

С другой стороны, Украина потеряла большую часть своей инфраструктуры и богатства. Города разрушены, тысячи людей убиты.

Поэтому обе стороны ближе к урегулированию. Однако есть ли надежда на переговоры в Стамбуле?Я так не думаю… Хотя стороны и приблизились к урегулированию, в ближайшем будущем, возможности для мира, похоже, нет.

Россия не может продолжать, но и не может отступить, поэтому должна быть формулировка, которая не изображается как полная потеря для Путина. К сожалению, на данный момент согласия по такому сценарию, похоже, нет. В этой парадигме, Турция продолжает свои дипломатические усилия.

Президент Украины Владимир Зеленский заявил, что мир должен быть установлен немедленно. Украина, похоже, сейчас более открыта для диалога. Россия больше ориентируется на восток, так как не может действовать на других фронтах.

Я должна подчеркнуть, что усилия Турции по установлению мира являются большим успехом в дипломатии, независимо от того, будет ли немедленный мир или нет. В мире, столь разделенном между российским пространством (видимо имеется в виду то, что называется «постсоветским пространством» — прим.) и Западом, Турция — одна из очень немногих, кто может вести переговоры с обеими сторонами, и, безусловно, самая сильная, чтобы противостоять вторжению, но поддерживать диалог с Россией. Это дает Анкаре весьма уникальное положение.

Я думаю, что мир должен выйти из этой атмосферы Холодной войны как можно скорее, иначе разногласия станут более острыми, конфликты возрастут и, в экономическом плане, люди во всем мире сильно пострадают…».

Как мы видим, это – довольно сдержанная оценка того, что происходило в Стамбуле, по всей видимости, отражающая мнение автора на момент, когда итог переговоров ещё не был обнародован.

Эта оценка является, как мы неоднократно писали в прошлом, достаточно характерной для турецких СМИ в плане того, что Россия не может продолжать войну, но не может её и остановить, и здесь Турция становится, своего рода, «спасательным кругом» для России, для того, чтобы наша страна могла бы выбраться из той «ловушки», в которую она попала.

Важный момент в этой публикации заключается в том, что более гибкой стороной в переговорном процессе турецкий обозреватель называет именно Украину. Это – кардинальное отличие от того взгляда, который присутствует в России, относительно того, что гибкая сторона именно Россия, а официальный Киев – очень сильно стеснен в своих возможностях по тому, чтобы принять ранее озвученные Россией условия. Это касается и отказа от вступления в НАТО, и статуса русского языка, и денацификации, и демилитаризации. Не говоря уже о вопросах, затрагивающих территориальную тему. Будь то Крым или ДНР с ЛНР.

Так что, в этом смысле, турецкий автор излагает альтернативную точку зрения, которая заключается в том, что российское руководство, на этом этапе конфликта, уже думает только о том, чтобы Россия ушла из Украины хоть с чем-то, что можно преподнести российским избирателям в качестве победы той или иной степени убедительности. С другой стороны, получается, что Украина ощущает себя побеждающей стороной, пользующейся «сильной поддержкой» со стороны западных стран, применивших по отношению к России беспрецедентное санкционное давление, которое, вкупе с украинским сопротивлением на земле, и остановило Россию.

52.54MB | MySQL:102 | 0,638sec