О начале предвыборной гонки в Турции в преддверии 2023 года. Часть 2

В Турции, за год до президентских и парламентских выборов, стартовала предвыборная гонка. Её фактический старт произошел после того, как Р.Т. Эрдоган был официально выдвинут кандидатом на пост президента от правящего в стране Народного альянса, объединившего в своем составе Партию справедливости и развития (ПСР) и Партию националистического движения (ПНД).

Часть 1 нашей серии публикаций доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=86877.

Напомним, что мы остановились на данных социологического исследования, которое было опубликовано 13 июня с. г. одним из ведущих оппозиционных изданий газетой Cumhuriyet. Исследование провел исследовательский центр Gezici. Публикация вышла под заголовком: «Принявшие участие в анкетировании Gezici выявили окончание веры в ПСР: кризис урегулирует «Нация» (в смысле, оппозиционный Национальный альянс – прим.)».

Продолжаем цитирование оппозиционного издания:

«Поразительные результаты были получены в результате опроса, проведенного со стороны исследовательского центра Gezici в то время как политика накалилась, а на повестке дня стоят обвинения в досрочных выборах под давлением (речь идет об обвинениях оппозиции в адрес руководства страны, которые, впрочем, звучат весь последний год и отрицаются властью, которая продолжает говорить о том, что выборы пройдут в положенный срок, то есть, в июне 2023 года – И.С.).

Опрос проводился с 28 по 29 мая путем опроса 1570 человек в 14 провинциях (сразу заметим, что в Турции – 81 провинция, в плане того, как трактовать полученные результаты – прим.).

Согласно опросу, президент Реджеп Тайип Эрдоган, объявляя о своей кандидатуре и спрашивая председателя НРП Кемаля Кылычдароглу: «Ты кандидат?», становится «вторым впервые за 20 лет» (авторы статьи кавычат текст, имея в виду, то что они цитируют результаты опроса — И.С.).

Оценивая результаты, специалист по международной безопасности и стратегическим исследованиям Мурат Гезичи подчеркнул, что правительство «шатается». Результаты опроса Gezici таковы:

Национальный альянс решит (проблему – И.С.): 51,6% респондентов, которым задавали вопрос «Кто, по вашему мнению, решит экономические проблемы страны?» ответили (оппозиционный – И.С.) «Национальный альянс». Доля тех, кто говорит, что (властный – И.С.) «Народный альянс может решить эту проблему», составляет 48,4%. Цифры пересчитаны через (пропорциональное – И.С.) распределение неопределившихся голосов.

Доверие – высокое: на вопрос «Будет ли лидер оппозиционных партий лучше управлять страной?» 56,8% участников ответили на вопрос «да» в то время, как доля тех, кто сказал «нет», составила 43,2%.

Изменение системы: Участников также спросили об «усиленной парламентской системе», которая позволяет установить «стол» с 6-ю участниками (речь о 6-ти партийной коалиции в руководстве страны – И.С.). На вопрос «Должны ли мы перейти на парламентскую систему вместо президентской системы правления?» 55,3% участников ответили «Да, следует перейти», а 44,7% ответили «Нет, следует продолжить».

Кто откажется от власти?: В исследовании были перечислены председатель НРП Кемаль Кылычдароглу, председатель Партии демократии и прорыва Али Бабаджан, председатель Демократической партии Гюльтекин Уйсал, председатель Партии будущего Ахмет Давутоглу, председатель Хорошей партии Мераль Акшенер, председатель Партии счастья Темель Карамоллаоглу и был задан вопрос: «Кто из них дает вам уверенность в том, что, будучи избранным, откажется от власти, которая дается президентской системой и обеспечит переход к демократической парламентской системе?». 72,5% участников предпочли Кылычдароглу. За Кылычдароглу следуют Акшенер с 17,3%, Карамоллаоглу с 3,5%, Бабаджан с 3,1%, Давутоглу с 2,4% и Уйсал с 1,2% соответственно.

Не может победить в первом туре (речь идет о невозможности, на взгляд организаторов опроса, победы президента Эрдогана в первом туре президентских выборов, о чем и говорит социологическая компания – И.С.): Возможные сценарии на президентских выборах также были включены в исследование. Участников спросили: «За кого бы вы проголосовали, если бы в первом туре кандидатами был бы Кылычдароглу, Эрдоган, бывший сопредседатель ПДН Селахаттин Демирташ и другие кандидаты?». Согласно ответам, в этом сценарии, никто не получил 50%+1 голос. Кылычдароглу занял первое место с 44,7% голосов, Эрдоган занял второе место с 41,2% голосов, а Демирташ занял третье место с 9,6% голосов. Процент голосов «других кандидатов» составил 4,5%.

Кылычдароглу (выигрывает) во втором туре: участников также спросили о сценарии, по которому выборы перешли во второй тур между Кылычдароглу и Эрдоганом. Согласно результатам, в этом сценарии 52,6% участников выбрали Кылычдароглу, а 47,4% выбрали Эрдогана.

«Гнев и реакция – снова в игре»

Глава Центра исследований Gezici и специалист по международным исследованиям в области безопасности и стратегических исследований Мурат Гезичи заявил, что усилия правительства по смягчению проблем путем обращения к популизму не работают, и сказал:

«Реальность общества не позволяет впадать в политические иллюзии. Мы видим это в исследованиях: люди, которые определяют экономику как самую большую проблему в стране, превратят свой гнев в голоса реакции против правительства, которое не слушает его, смотрит на него свысока и игнорирует проблемы. По этой причине можно сказать, что правительство сейчас более шатко, чем когда-либо прежде. Это очень ясно», — сказал он. Гезичи заявил, что впервые за 20 лет Эрдоган получит меньше голосов, чем его оппонент, и сказал: «ПСР и Народный альянс не смогут консолидироваться из-за этой ситуации, что вызовет серьезную деморализацию в преддверии второго тура».

Гезичи отметил, что «72,8% избирателей по всей стране считают, что голоса правительства упали». Гезичи сказал: «42,6% тех, кто проголосовал за ПСР, считают, что голоса их партии упали. Избиратели ПСР считают, что их партия не смогла набрать обороты и не может найти решение проблем. Правительственные избиратели могут рассматривать оппозицию как «противоположное соседство» и не идти на избирательные участки. ПСР будет трудно привлечь к урнам для голосования 12% тех, кто проголосовал за нее в 2018 году. Кажется, трудно будет убедить этот электорат».

Итак, резюме, согласно социологическому опросу Gezici:

  1. Глава Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу (если выдвинется) победит на выборах президента — 2023 во втором туре.
  2. Оппозиция выиграет на парламентских выборах — 2023, которые пройдут под знаком «гнева избирателей» на экономическую ситуацию в стране.

Неизбежное примечание: конечно, никакой опрос не дает 100%-й оценки, но тенденция налицо: ни один из опросов не говорит о том, что выборы-2023 будут легкой прогулкой для турецкой власти. Напротив, все говорят о беспрецедентной шаткости позиций Эрдогана, Народного альянса и Партии справедливости и развития. Об этом свидетельствуют и данные прочих опросов, включая данные социологической компании «Metropoll».

Заметим, что мы не раз писали о том, что экономическая повестка имеет все перспективы перебить практически любую внешнеполитическую повестку, за исключением событий чрезвычайного свойства.

В 2015 году такими событиями стала череда громких террористических атак с множеством жертв: июньские выборы были проиграны, зато ноябрьские Р.Т. Эрдоган и Партия справедливости и развития выиграли с весьма хорошими для себя показателями.

В 2018 году Партия справедливости и развития не показала нужно результата, но тут плечо подставила Партия националистического движения. Кроме того, в 2018 году ещё ощущалось «эхо» попытки государственного переворота 2016 года. Тогда на период в несколько месяцев власти удалось совершить практически небывалое – на краткий миг обеспечить консолидацию турецкого общества перед лицом общей угрозы. Затем существующие трещины вновь дали о себе знать. По этим местам разрывов сращивания власти добиться не удалось, невзирая на все надежды, что в обществе наступит «национальное примирение».

Таким образом, фиксируем выборы в 2015 года проходили в Турции под знаком чрезвычайных ситуаций, вытесняющих экономику на периферию сознания турецких избирателей. По состоянию на 2022-й год, беспрецедентных событий в Турции не происходит.

На эту роль не может тянуть четвертая военная операция Турции в Сирии – просто потому что она четвертая. Или же её надо вписывать в контекст всеобщей победы над РПК. Но для этого нужно разгромить штаб-квартиру в Ираке в горах Кандиля и захватить или же уничтожить лидеров из «красного списка» Турции, за чьи головы объявлена награда.

На это не может тянуть турецкое миротворчество просто потому, что оно, конечно, добавляя очков турецкому руководству, все равно не решает ничего значимого для страны и для каждого турецкого избирателя. Не отзовется в сердце турецкого избирателя то, что Турция, к примеру, обеспечить вывоз украинского зерна из Одессы на мировые рынки.

«Теплее» становится в контексте отношений с Грецией, что вписывается в контекст отношений с НАТО. Там есть проблема милитаризации греческих островов в непосредственной близости от Турции, а также тема «Синей Родины» или Mavi Vatan. То есть, — тема раздела газовых месторождений региона. А вот это уже те вопросы, которые носят не только смысл внешнеполитический, но и экономический. Турция с природным газом – это кардинальная смена статуса страны с нетто-импортера даже на нетто-экспортёра энергоресурсов. Это – положительное сальдо внешней торговли, положительное сальдо по текущим операциям, новая индустрия, создание рабочих мест, рост ВВП и проч.

Однако, сыграть «по-настоящему» в отношениях с Грецией – это значит предельно взвинтить ставки в игре, по аналогии с тем, как это сделала Россия с Украиной. Это значит окончательно «сойти с западной лодки» и потерять даже видимость той балансирующей позиции, которая сейчас существует. Решиться на это – значит поставить на карту буквально всё. Турецкое руководство не может этого не понимать, а, следовательно, будет до последнего искать промежуточные варианты.

52.23MB | MySQL:103 | 1,609sec