О визите наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана в Турцию. Часть 5

22 июня 2022 года состоялся визит наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бен Салмана в Турцию. Этот визит стал возможным после того, как Турция приняла на вооружение внешнюю политику «нормализации» отношений в регионе, определив эту нормализацию для Египта, Израиля, ОАЭ и КСА.

Часть 4 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=87242.

Напомним, что мы остановились на том, что 22 июня с.г. ведущий мозговой центр страны Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) опубликовал аналитическую справку на тему «Перспектива: визит Мухаммеда бен Сальмана и новая страница в турецко-саудовских отношениях». Автором материала стал эксперт Фонд Мехмет Ракипоглу.

Продолжаем разбор этого материала. Напомним, что мы остановились на том, что Турция, в качестве одной из целей своей нормализации отношений с Саудовской Аравией, говорит о возможностях сотрудничества в сфере оборонно-промышленного комплекса. Тут турецкая идея, собственно, может быть разбита на две: 1) Саудовская Аравия – это крупный и платежеспособный рынок сбыта для Турции, 2) КСА можно «обратить в свою веру» в плане реализации программы импортозамещения, при которой «бензин» будет саудовский, а «идеи» будут турецкий. В том смысле, что стороны могут реализовывать совместные программы на турецкой технологической базе, но с привлечением саудовского финансирования.

Заметим и тот интересный тезис, что не только Турция испытывает потребность в саудовской нефти, но и саудовская сторона испытывает необходимость в том, чтобы диверсифицировать характер своей экономики. В каком смысле, здесь Турция может помочь КСА в плане ухода той от нефтяного профиля своей экономики? – Речь, разумеется, идет о тесной промышленной кооперации, в частности, с привлечением турецкого опыта в развертывании организованных промышленных зон с привлечением к работе в них малого и среднего бизнеса. Это – тот опыт, к слову сказать, которая Турция пытается предлагать не только КСА, но и нашей стране. Причем, ровно с тем же, справедливым, аргументом, что необходимо уходить от сырьевого профиля своей экономики. Россия этот опыт пытается перенимать, хотя, как можно судить, до широкого внедрения турецких наработок дело не дошло. Что объясняется принципиальной разницей наших подходов – мы ставку делаем на крупный бизнес, поскольку малый и средний бизнес у нас не развиты. А Турция, как раз, свой малый и средний бизнес культивирует. Приживется ли турецкий опыт по диверсификации экономики КСА? – Как представляется, здесь возникнет проблема другого рода – наличия в достаточном количестве качественной образованной рабочей силы, которая могла бы осваивать новые отрасли экономики. Впрочем, это не повод отказываться от того, чтобы не предлагать себя КСА в подобном качестве. Тем более, что Турция может, со всеми на то основаниями, предлагать себя ещё и в качестве образовательной площадки по подготовке рабочей силы. Турция очень хорошо продвинулась в вопросах профессионально-технического образования и здесь также ей есть чем с КСА поделиться. На самом деле, заметим, что. при грамотном подходе к продажам себя, выясняется, что это – далеко не только Турции интересно что-то в экономическом смысле получить от саудовской стороны: можно найти и обратный интерес и, таким образом, и сбалансировать отношения и поднять свои акции в глазах партнера по переговорному процессу. Это, конечно, не просто так: это требует коммерческой эмпатии с пониманием «болей» противоположной стороны, чтобы на этом построить свою стратегию.

Про инфраструктурные проект и говорить не приходится: Турция – один из самых серьезных игроков в данном вопросе. Она, безо всяких вопросов, входит в тройку ведущих стран мира, наравне с США и с Китаем, в строительно-подрядной сфере. После того, как отношения между Турцией и КСА вступили в кризисную пору, турецкие подрядчики лишились крупного рынка. А если к этому прибавить и то, что мировые рынки, в принципе, «трясет», то получится двойная цена у создания напряженностей со своими выгодными партнёрами.

В контексте рассматриваемого нами материала заметим ещё одну важную подробность, насколько Турция спокойно говорит о том, что она является не только стратегическим партнёром Катара, но и балансирующим элементом для регионального соперничества между КСА, ОАЭ и Катаром. Сама по себе, такая постановка вопроса должна вызывать множество вопросов у той же катарской стороны.

И опять же, заметим, что круг в материале замыкается на Иране – как на главной региональной угрозе, которую Турция собой будет если не купировать, то балансировать.

Как мы видим, Турция собрала целый ряд сильных аргументов в пользу нормализации с КСА и по её шагам виден крайне серьезный настрой в этом смысле. В частности, турецкая сторона полностью вытерла любые упоминания о кризисах прошлого из официальных источников, чтобы лишний раз не раздражать саудовскую сторону и лично наследного принца Мухаммеда бен Сальмана.

62.5MB | MySQL:104 | 0,653sec