О влиянии землетрясения на международную повестку турецкой власти. Часть 3

Мощное землетрясение, поразившее Турцию 6 февраля этого года, тысячи афтершоков, продолжающиеся толчки и две недели спустя – 20 февраля, с одной стороны, и, с другой стороны, демонстрация международным сообществом солидарности с Турцией и оказание помощи даже теми странами, которые следует рассматривать как антагонистов Турции, ввели в турецкий обиход этих дней термин «дипломатия землетрясения».

Часть 2 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=95184.

Напомним, что мы остановились на крайне прохладном приеме, оказанном государственному секретарю США Энтони Блинкену в Анкаре со стороны лично президента Р.Т.Эрдогана. Причина тому – понятна: американская сторона не привезла с собой в Турцию ничего из того, что было бы интересно турецкой стороне. Ни в финансовом смысле – в плане помощи, ни в том, что касается политических аспектов двусторонних отношений, которые могли бы разрядить накалившуюся обстановку между двумя странами. Это касается как продажи Турции самолетов F-16, так и того, что касается поддержки американцами сирийский курдских Сил народной самообороны.

С другой стороны, «разрядка», сама по себе, произошла в турецком обществе. В том смысле, что трагедия переключила эмоции турецкой публики в сторону внутренних проблем. Таким образом, став громоотводом антизападных настроений, воцарившихся было в турецком обществе. Громоотводом – настолько мощным, что действующая в Турции власть в срочном порядке изменяет всю свою предвыборную кампанию и агитацию в преддверии выборов, которые должны состояться в Турции не позднее 18 июня этого года.

В то же время, «дипломатия землетрясения» продолжает занимать турецких политологов. В частности, генеральный координатор Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттин Дуран опубликовал как на сайте головного офиса структуры, так и вашингтонского отделения, свой материал под заголовком: «Дипломатия в действии: внешняя политика Турции после землетрясения».

Цитируем материал:

«Двойное землетрясение в Турции дало импульс дипломатическим контактам, поскольку 88 стран доставили помощь, а 11 302 иностранных поисково-спасательных работника приняли участие в усилиях по оказанию помощи.

Турецкий народ благодарен этим странам и международному сообществу за их помощь.

Кроме того, госсекретарь США Энтони Блинкен посетил Турцию ранее на этой неделе, следуя по стопам генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга и министров иностранных дел Греции, Израиля и Армении. В ближайшее время в зону землетрясения должны прибыть министры обороны и иностранных дел Германии. Поскольку турецкий народ проявлял общенациональную солидарность, прибытие заметной международной помощи и позитивная атмосфера во время вышеупомянутых визитов подчеркнули важность «дипломатии землетрясения».

Среди прочего, министр иностранных дел Греции Никос Дендиас выразил поддержку Турции во время своего визита и впоследствии в Брюсселе, чтобы напомнить многим людям о деэскалации последствий землетрясения 1999 года. Некоторые утверждали, что Турции необходимо начать новую главу в отношениях с Соединенными Штатами, Европейским Союзом и Грецией с помощью дипломатии землетрясений. Другие даже обвинили президента Реджепа Тайипа Эрдогана в том, что он положил внешнюю политику «под обломки», напомнив о его более раннем предупреждении о том, что Турция может «внезапно прибыть однажды ночью» (речь идет о прямой угрозе Р.Т.Эрдогана в адрес Греции в период эскалации напряженности со страной – прим.), а также о помощи Запада и Греции.

Очевидно, что солидарность перед лицом бедствий является общей основой для всего человечества.

Напомним, что в первые дни пандемии COVID-19 ведущие державы мира этот тест не выдержали. Это правда, что помощь, прибывшая в Турцию, помогла залечить раны страны. Однако, совершенно бессмысленно критиковать внешнюю политику Турции, подчеркивая иностранную помощь и говоря: «Понимаете, у турок есть друзья помимо турок» (отсылка к известному турецкому выражению про то, что у турок нет друзей кроме самих себя – И.С.).

Двойные землетрясения вызвали ужасные разрушения в Турции. Но не только поэтому иностранные правительства бросились на сторону нашей страны.

Турция лидирует в мире по объему гуманитарной помощи в отнесении к её валовому национальному продукту (ВВП). Эрдоган везде говорил о несправедливых аспектах международной системы, в том числе в Организации Объединенных Наций. Наша страна сыграла активную роль в доставке медикаментов нуждающимся в условиях пандемии.

Турецкое правительство выступило посредником во время войны на Украине, успешно проведя переговоры по исторической сделке по зерну и обмену пленными. Другими словами, Турция входит в число тех немногих стран, которые помогают людям, пострадавшим от стихийных бедствий во всем мире. Именно поэтому мы получили поддержку со стороны наших западных союзников, наших соседей, мусульманского и тюркского мира, африканских народов. Мы предложили им дружбу и получили их дружбу взамен.

Использование даже международной помощи для критики внешней политики Турции — как будто ничего из вышеперечисленного не произошло — должно быть «навыком», уникальным для тех, кто не может отказаться от пристрастий после крупной катастрофы.

Само собой разумеется, что дипломатию землетрясений следует использовать для снижения напряженности и укрепления двусторонних отношений.

Турция должна приложить усилия, чтобы позитивная атмосфера в отношениях с Арменией, Израилем и Грецией претворялась в конкретные результаты. В то же время, всем сторонам необходимо придать импульс дипломатии для разрешения споров. Необходимо признать, что солидарность после стихийного бедствия не продлится долго. Оно (стихийное бедствие – И.С.) также не устранит внезапно структурные конфликты интересов.

Нормализация со всеми тремя странами связана с определенными факторами. Турция не просто так отложит в сторону мирный процесс между Азербайджаном и Арменией. Поселения и вопрос об Иерусалиме имеют отношение к нормализации отношений с Израилем. Милитаризация Грецией островов Эгейского моря и претензии на 12 миль территориальных вод являются источниками напряженности.

Безусловно, необходимо использовать дипломатию землетрясений для урегулирования и разрешения этих разногласий.

Во время своего визита Столтенберг не упустил возможности поднять вопрос о членстве Швеции и Финляндии.

Визит Блинкена в Анкару прошел хорошо (насколько «хорошо» визит прошел мы разбирались в предыдущей 3 части нашей публикации – И.С.). Он объявил о пакете помощи в размере 185 миллионов долларов Турции и Сирии, добавив, что генеральный секретарь ООН призвал оказать помощь в размере 1 миллиарда долларов. Он также много говорил о союзниках, совместной работе по всему миру и общих ценностях.

Тем не менее, проблема F-16 остается нерешенной. Вашингтон продолжает поддерживать сирийское крыло террористической группировки РПК, СНС, и говорить об «Исламском государстве» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.). Турция также сталкивается с непрекращающимися запросами в отношении Швеции и Финляндии.

Таковы холодные реалии внешней политики».

Итак, подводя черту под публикацией маститого турецкого политолога, а также под циклом наших статей, резюмируем следующее.

Прежде всего, эффект землетрясения на мировое информационное пространство по прошествии месяца с трагедии заметно сократился. Невзирая на то, что Турцию продолжают сотрясать отдельные толчки, всплеск интереса снова возможен только в случае столь же масштабного развития трагедии.

Аналогичным образом, от достаточно восторженной прессы по поводу «дипломатии землетрясения» публикации и оценки входят в нормальное, рабочее русло. О чем свидетельствует, в частности, приведенная выше публикация. Системные проблемы в отношениях, где они присутствовали, остались на том же самом уровне.

Свои попытки развернуть «дипломатию землетрясения» на пользу интересам страны при решении своих застарелых проблем с иностранными партнёрами Турция практически свернула. И, более того, сейчас она указывает именно на иностранных партнёров, которые попытались «протащить» в трагедию, охватившую Турцию свои проблемы и интересы. Мы не раз говорили, что это – излюбленный прием и манера турок, как переговорщиков, скрывать свои подлинные интересы в том или ином вопросе, представляя противоположную сторону в качестве основного интересанта того или иного вопроса.

Землетрясение стало не только человеческой трагедией, но и фактором, который серьезным образом сместил акценты внутренней и внешней политики страны.

Во внутренней политике интерес и градус противостояния с Западом оказался заметно «сбитым» этим «жаропонижающим». Стерлись или ушли на задний план сцены из европейских столиц с сожжением Коранов или демонстрациями активистов РПК. Напротив, в турецком обществе созрел запрос на то, чтобы мир продемонстрировал бы Турции свою солидарность и оказал помощь.

На смену риторике противостояния пришла потребность в созидании. Неслучайно, правящая в Турции Партия справедливости и развития моментально развернула вектор предвыборной кампании, которая проходит сейчас под условным лозунгом «отстроим Турцию заново». Речь идет о том, что Турция сейчас становится огромной строительной площадкой. При этом, речь идет не только о восстановлении городов, пострадавших от землетрясения, но и о том, чтобы провести комплексные работы в наиболее сейсмически опасных регионах и городах. На этом фоне выделяется Стамбул, в котором разгорелась нешуточная борьба между центром и оппозиционной стамбульской мэрией.

Во внешней политике сразу наметились определенные акценты. Они связана с тем, что Турция уже начинает испытывать острую потребность в средствах на восстановление. И одними лишь традиционными партнёрами здесь дело обойтись не может. Нужна и финансовая поддержка Запада. Это кардинально меняет характер отношений с Западом, с которым интенсифицируется диалог об условиях предоставления помощи. Отсюда и возобновление обсуждения членства Финляндии и Швеции в НАТО уже в ближайшие недели.

При этом, действующее руководство страны отлично понимает, что от Запада крупных вливаний ждать не приходится. Особенно, в условиях российской СВО на Украине. «Дипломатия землетрясения» позволила собрать первые плоды, однако, дальше процесс может пойти по нисходящей. Исходя из этой логики, и во многом рискуя, президента Эрдоган в итоге 1 марта объявил о том, что выборы состоятся как и ранее было запланировано, то есть, 14 мая с. г.

52.29MB | MySQL:103 | 0,466sec