Законы о богохульстве: готов ли Европейский суд по правам человека перенять «передовой» опыт Пакистана

31 октября 2018 г. Верховный суд Пакистана отменил смертный приговор двух судов низшей инстанции и признал невиновной пакистанскую католичку Асию Биби (Asia Bibi). История Биби известна хорошо, однако некоторые ее детали стоит напомнить, чтобы создать максимально четкую картину происходящего сегодня в Пакистане.

Асию Биби обвинили в 2010 г. по закону о богохульстве за то, что она за год до этого выпила воды из колодца исламистской общины, после чего члены общины посчитали, что они больше не смогут притронуться к воде из колодца. С тех пор Биби содержалась под стражей в ожидании смертной казни за свой тяжкий проступок. После снятия обвинений родственники и сочувствующие Биби ожидали ее освобождения, однако в настоящее время, несмотря на ее юридический статус невиновной, перед ней вновь замаячила угроза смертной казни.

Все потому, что у правительства Пакистана недостаточно политической воли, чтобы противостоять требованиям исламистов, призывающим вопреки решению Верховного суда страны «Повесить Асию Биби» (надпись на плакатах во время маршей протеста). Более того, нерешительные действия властей Пакистана создают устойчивое впечатление, что правительство таким неуклюжим образом пытается продемонстрировать поддержку опасений членов и сторонников исламистской партии Техрик-э-Лабайк Пакистан (ТЛП) во главе с Кадимом Хусейном Ризви (Khadim Hussain Rizvi), видимо считающих, что если каждый из ничтожного числа христиан страны начнет пить из общинных колодцев, то все мусульманское население просто умрет от жажды.

Пока же Асию Биби правительство не только не освободило, но и поместило в список людей, не имеющих права покидать Пакистан, что, по мнению председателя Британской пакистанской христианской ассоциации Уилсона Чоудри, уже означает для нее смертный приговор в условиях, когда адвокаты и родственники Биби уже попросили убежища в США, Великобритании и других странах Запада, и даже отличавшийся в прошлом, мягко говоря, неоднозначной политикой Мусульманский совет Великобритании выступил с заявлением, что «не видит причин, по которым Асия Биби не могла бы получить убежища в Соединенном Королевстве».

Кадим Ризви пригрозил правительству войной, если Биби выпустят из страны, и бессильные и безвольные пакистанские власти, кажется, готовы поддаться на этот шантаж. Однако война исламистов против государства уже идёт – судьи-мусульмане (включая председателя Верховного суда), оправдавшие Биби, не перестают получать угрозы жизни. «Все трое (судей) заслуживают смерти. Либо их телохранители должны убить их, либо водители, либо повар. Любой, у кого есть доступ к ним: убейте их до наступления ночи», – открыто и буднично раздает приказы участникам протестных выступлений в Лахоре один из экстремистов и со основателей партии ТЛП Мухаммад Афзал Кадри (Muhammad Afzal Qadri). Именно телохранитель еще в 2011 г. убил губернатора провинции Пенджаб мусульманина Салмана Тасира, высказавшегося об абсурдности приговора Биби. И фактически на его костях чуть позже возникло исламистское движение Техрик-э-Лабайк. Тогда же и по той же причине был убит министр по делам меньшинств христианин Шахбаз Бхатти.

О случае Бхатти стоит сказать отдельно, поскольку нужно обладать невероятным мужеством, чтобы, будучи христианином, согласиться занять такую должность в правительстве Пакистана, где число убитых только за последние 10 лет под смехотворными или невежественными предлогами христиан исчисляется сотнями. Только в атаке на праздновавших Пасху христиан в Лахоре в 2016 г. погибло 70 человек. Так что Бхатти мог быть убитым просто уже за то, что являясь христианином по какому-то «недоразумению» попал в правительство, да ещё и защищал меньшинства, представителей которых в Пакистане сегодня убивают иной раз просто ради развлечения или чтобы заработать себе чуть больше авторитета среди невежественной толпы.

На этом фоне просто жалко звучат заявления премьер-министра страны Имрана Хана, даже несмотря на то, что за ним стоят военные. «Мы недопустим каких-либо повреждений и не позволим блокировать дороги. Я призываю вас, не вынуждайте государство принимать меры», – обращаясь к исламистам говорит Имран Хан в условиях, когда принимать любые меры уже фактически бессмысленно. И опять-таки куда больше напрашивается вывод о том, что правительство Пакистана и контролирующих его военных все это, похоже, вполне устраивает, если вместо того чтобы принять какие-либо меры против подстрекателей и экстремистов вроде Хусейна и Кадри, оно отыгрывается на беспомощной женщине. Впрочем, это вполне нормальная практика для государства, где законопроект о том, что женщины могут не вступать в брак до 18 лет не прошел по причине его якобы «богохульности», а сомнительные толкователи в погоне за собственным авторитетом берут на себя смелость игнорировать поступки пророка Мухаммеда, на которые в том числе ссылается Верховный суд страны.

Тем временем, перенять «передовой» опыт Пакистана, похоже, готов Европейский суд по правам человека, осенью 2018 г. по сути сделавший богохульство одним из прецедентов в общеевропейском праве, поставив его выше Европейской конвенции по правам человека. Немногим ранее похожие решения были приняты и судами ряда европейских стран. В рамках рассмотрения дела Элизабет Сабадич-Вольф (Elisabeth Sabaditsch-Wolff), ещё в 2009 г. подготовившей для одного из австрийских учебных заведений критический и насыщенный субъективными оценками семинар об исламе и в результате получившей в Австрии обвинения в «оскорблении религиозных убеждений», ЕСПЧ постановил, что любая критика ислама (неважно, в рамках историко-религиозного исследования или нет) не может трактоваться в соответствии со ст. 10 Европейской конвенции о правах человека о свободе слова и самовыражения, и государства вправе ограничить свободу слова, если она используется для подстрекательства к религиозной нетерпимости или может быть трактована в этом ключе.

Таким образом ЕСПЧ оставил в силе приговор судов низшей инстанции, против которого и апеллировала Вольф, ссылаясь на статью европейской конвенции. В текущей ситуации она может утешить себя тем, что перед ней не замаячила перспектива смертной казни, как это произошло с Асией Биби, и придется всего лишь оплатить штраф и судебные издержки.

Если ЕСПЧ всерьез намерен перенять пакистанскую практику, то Европе в не столь отдаленной перспективе необходимо быть готовой ко всему, что ей сопутствует в пока ещё Исламской Республике Пакистан. Не только к массовым протестам разъяренной невежественной толпы, напрямую управляемой призывающими убивать налево и направо исламистами. Но также к массовым убийствам политиков и общественных деятелей под сомнительными предлогами, не имеющими к исламу никакого отношения.

Если ещё в далёком 1988 г. без всяких законов о богохульстве Великобритания получила «дело Рушди» с массовыми шествиями протеста и сожжением книг, по своей подоплеке являвшимся куда более серьезным происшествием, чем «осквернение» общинного колодца Асией Биби, то уже сегодня, в условиях доминирования агрессивного невежества над вдумчивой религиозностью, предлогом для вакханалий в Европе, подобных пакистанским, может послужить любая нелепость. Впрочем, судя по принимаемым сегодня ЕСПЧ решениям, европейцам вряд ли стоит надеяться, что его судьи будут также смелы, последовательны и непредвзяты в своих оценках, как их коллеги из Верховного суда Пакистана, оправдавшие Асию Биби.

Что же касается Пакистана, то очевидно, что в условиях экономического кризиса (впрочем, никакие экономические трудности не помешали министру Гуламу Ахмеду Билуру в 2012 г. назначить награду в 100 тыс. долларов за убийство автора фильма «Невинность мусульман»), деградации одной части управленческих элит и постепенной ликвидации исламистами другой, единственной силой, способной противостоять текущему экстремистскому хаосу в стране с ядерным оружием являются военные. Однако последние, судя по всему, чересчур увлеклись игрой в карманные правительства, чтобы всерьез оценивать вполне реальную угрозу проникновения исламистов практически во все сферы госустройства.

Представляется, что если пакистанские военные и дальше будут рассматривать исламистов лишь как средство достижения внутри- и внешнеполитических целей, а не как прямую угрозу пакистанской государственности, уже в не столь отдаленном будущем Исламская Республика Пакистан рискует превратиться в исламистское террористическое государство с ядерным оружием и таким названием, какое пожелают использовать его спонсоры. Саудовская Аравия, недавно достаточно неожиданно предоставившая Пакистану годичный займ на 3 млрд долларов, уже, кажется, присматривается к намечающемуся перспективному для себя рынку.

52.17MB | MySQL:103 | 0,636sec