Миграционный кризис в Европе: временный спад, тенденция или трансформация? Часть 1

Миграционный кризис в Центральной и Западной Европе, ставший уже настолько повседневным явлением, что о нем начали понемногу забывать, вновь напомнил о себе. Повод оказался достаточно неожиданным – сразу несколько новостей о том, что поток иммигрантов и беженцев на территорию Евросоюза пошел на ощутимый спад, а европейские власти в свою очередь стали активнее и в больших количествах депортировать нелегалов.

Так, по данным доклада «Анализ рисков на 2019 г.» (Risk Analysis for 2019) Европейской службы пограничной и береговой охраны (Frontex), число случаев незаконного пересечения границы ЕС за 2018 г. упало более чем на 27% по сравнению с предыдущим годом, с 204 750 до 150 114 человек. Это самый низкий показатель за 5 лет, к тому же он на 92% (!) ниже показателя пика миграционного кризиса в 2015 г. (более 1 800 000 попыток незаконного пересечения границы). Как и в предыдущие годы, подавляющее большинство нелегальных иммигрантов составляют взрослые мужчины (порядка 80%). Большая их часть прибыла морем (более 114 тыс.) и лишь порядка 35 тыс. – по суше.

В то же время Западное Средиземноморье стало основной дорогой в Европу, что привело к росту миграционной нагрузки на Испанию: количество зафиксированных там попыток нелегального пересечения границы в 2018 г. достигло 57 тыс., что вдвое больше, чем в 2017 г. Большая часть мигрантов, пытающихся попасть в Европу по этому пути, является выходцами из стран к югу от Сахары, однако число мигрантов из Марокко также значительно возросло в последнее время, говорится в докладе. Соответственно, на Испанию прямо сейчас приходится треть от всех попыток нелегального проникновения в ЕС в рамках кризиса.

Треть подобной нагрузки также приходится на Восточное Средиземноморье, где основной поток тех, кто пытается легально и нелегально попасть в Европу, проходит по маршруту Турция-Греция-Балканские страны. В этом регионе было зарегистрировано 56 561 попытка незаконного пересечения границы ЕС, что на 34% больше, чем в 2017 г. Тем не менее, по итогам года было зафиксировано значительное снижение попыток нелегального проникновения через границу. За счёт чего? Согласно докладу Frontex, радикальное падение объемов иммиграции произошло в Центральном Средиземноморье, где показатели упали с 118 962 до 23 485 человек (!), что привело к существенному снижению нагрузки на Италию, где в 2018 г. число попыток незаконного пересечения границы было самым низким за 7 лет, то есть, по сути, за все время, что продолжается кризис. Ряд СМИ и наблюдателей связывают это с решением текущих властей закрыть порты страны для судов неправительственных организаций, перевозящих спасённых в море иммигрантов и беженцев. Однако в докладе Frontex основной причиной таких изменений называется снижение эмиграции из Ливии и Алжира (на 87% и 50%) соответственно.

Снизилась и нагрузка на Францию, что подтверждает мнение руководителя Frontex в этой стране Фабриса Леггери, которое приводит телеканал Euronews: «Прямо сейчас обострения миграционного кризиса на наших внешних границах не наблюдается. Но, конечно, мы всё ещё находимся под давлением и прилагаем все усилия для поддержки государств-членов ЕС, которые сталкиваются с этой проблемой напрямую». От себя добавим, что свою роль наверняка сыграла и переориентация некоторой части миграционных потоков на Западное Средиземноморье, путь через которое до ЕС существенно короче и несёт меньше рисков, чем центрально-средиземноморский. Таким образом на западном направлении в текущей ситуации мог иметь место своеобразный эффект бутылочного горлышка, сдержавший иммиграцию на некоторое время.

Что касается статистики по странам выхода, то, согласно данным Frontex, наибольшее число пытавшихся нелегально пересечь границу ЕС иммигрантов в 2018 г. прибыло из Сирии (14 378), Марокко (13 269) и Афганистана (12 666). При этом национальность 17% нарушителей не была идентифицирована. Авторы доклада также указывают на то, что с 2018 г. Frontex начал собирать детализированную гендерную и возрастную статистику. По их данным, каждый пятый из всех зарегистрированных иммигрантов указывал, что ему ещё не исполнилось 18 лет. Значительное число детей / подростков прибыло к границам ЕС по всем трём средиземноморским путям (всего порядка 29 тыс.).

Здесь необходимо отметить, что в докладе Frontex никак не отражено то обстоятельство, что значительная часть (хотя точное количество подсчитать невозможно) нелегально иммигрирующих совершеннолетних молодых людей сознательно занижает свой возраст в расчете на особое отношение со стороны европейских властей. Так, например, поступил состоявший в «Исламском государстве» (террористическая организация, запрещена в РФ) выходец из Ирака Ахмед Хассан, нелегально попавший в Великобританию ещё в 2015 г. Он сказал британским властям, что ему 16 лет (хотя у правоохранительных органов были серьезные подозрения, что он совершеннолетний), получил приемную семью и место в школе, ваучер на 20 фунтов, которые использовал для покупки части компонентов для бомбы, которую позже пронес на станцию лондонского метро.

И все же, судя по всему, власти европейских государств понемногу начинают осознавать свои ошибки в иммиграционной политике и начинают на них учиться. В качестве свидетельств этого можно рассматривать рост на 4% числа отказов во въезде на территорию ЕС (до 190 930), сокращение на 17% или до 361 тыс. числа нелегально остающихся в Европе, а также ряд мер на национальном уровне. Так, в Германии год к году растет число депортаций иммигрантов из стран Северной Африки, прошения которых об убежище были отклонены. В 2018 г. эта мера была применена в отношении 1 873 человек. Также знаковым прецедентом может стать решение главы британского Хоум офиса Саджида Джавида лишить гражданства присоединившуюся к ИГ британку Шамиму Бегум, на котором мы подробнее остановимся во второй части настоящей статьи.

Таким образом, если еще совсем недавно в том, что касается численности этно-религиозных (прежде всего, мусульманских) общин в Европе реалистичными представлялись самые интенсивные сценарии развития событий, согласно которым численность общин могла к 2050 г. достигнуть до 90 млн человек, сейчас, исходя из текущих данных, прогноз скорее ближе к усредненному сценарию (порядка 50 млн). Впрочем, картина может стремительно поменяться в любую сторону под влиянием любых внешних и внутриевропейских факторов.

Очевидно, что если тенденция на снижение числа пытающихся нелегально пересечь границу ЕС с одной стороны и увеличение количества отказов в предоставлении убежища и депортаций европейскими правоохранительными органами нелегальных (или замеченных в связях с террористами) иммигрантов с другой сохранится, то иммиграционный кризис, сотрясающий Европу с 2011 г., сойдёт на нет уже в не столь отдаленном будущем. Однако главный вопрос сегодня стоит так: тенденция ли это на самом деле или временный спад, свидетельствующий не столько о том, что в ближневосточных странах все налаживается после победы над ИГ и снижении в урегулировании многочисленных кризисов роли таких стран как Россия и США, сколько о том, что сами модели и цели эмиграции претерпели в последнее время существенные изменения? А значит, несмотря на снизившиеся объемы, сам иммиграционный поток в Европу останется постоянным и достаточно устойчивым в обозримой перспективе. Новейшие аналитические исследования подталкивают именно к такому выводу.

52.76MB | MySQL:104 | 0,245sec