Турецкая Республика в ожидании новых выборов мэра Стамбула. Часть 1

8 мая с.г. на сайте ИБВ опубликована статья (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=55633) с первичным анализом ситуации после отмены Высшей избирательной комиссией (ВИК) страны итогов выборов мэра Стамбула.

Напомним, что муниципальные выборы в Турции состоялись 31 марта с.г. и на них в главном городе страны — Стамбуле — одержал победу кандидат от главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Экрем Имамоглу. При этом, его отрыв от кандидата от правящей Партии справедливости и развития (ПСР), бывшего и, одновременно, последнего премьер-министра страны и спикера Великого национального Собрания (Меджлиса) Турции Бинали Йылдырыма был минимальным: он набрал 48,80% голосов, тогда как Б.Йылдырым – 48,55%. В абсолютном выражении, это эквивалентно разнице в 21 462 голоса (Э. Имамоглу набрал 4 171 118 голосов, а Б.Йылдырым – 4 149 656 голосов).

Отметим, что первоначально, непосредственно после вскрытия урн на избирательных участках, разница была приблизительно в два раза выше – около 40 тыс. голосов избирателей, однако, отрыв Партии справедливости и развития и её адвокатам удалось сократить приблизительно вдвое, за счет разного рода официальных протестов, со ссылкой на те или иные допущенные нарушения.

Однако, спустя какое-то время, для руководства ПСР стало понятно, что отыграть все 40 тыс. голосов и обратить ситуацию в свою противоположность путем единичных протестов не представляется возможным, а требуется не частичная, а полная «переигровка». Рассматривался даже вариант объявления перевыборов на отдельных избирательных участках.

Но, в любом случае, речи о том, чтобы отдавать конкурентам от оппозиции ещё и крупнейший город Турции Стамбул, после потери административной столицы – Анкары, не шла. Мы не раз писали про значение Стамбула для руководства Турции, включая президента страны Р.Т.Эрдогана, так что повторяться не будем (про значение для Турции Стамбула, экономическое, политическое и международное, можно прочитать по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=55144).

Первым шагом на этом пути стало вручение Э.Имамоглу мэрского удостоверения 17 апреля с.г., которые оппозиция расценила как долгожданную победу «добра над злом».

Мэрское удостоверение, равно как и прочие, включая удостоверение президента страны, выполняется в виде «почетной грамоты» в рамке и, по-турецки, именуется mazbata. После местных выборов 31 марта с.г. это слово, в течение последних недель в Турции, стало, пожалуй, наиболее часто употребимым. Для оппозиции слово mazbata стало главным словом, обозначающим наступившую, как им казалось, «оттепель». Вокруг этого слова строились, пожалуй, чуть ли не все шутки в стране – оно обыгрывалось на все лады.

Действительно, увидеть некоторую растерянность власти – это не то чтобы в новинку (были ведь ещё и парламентские выборы в июне 2015 года, когда власть потерпела поражение, но добилась объявления перевыборов в ноябре и добилась желаемого для себя результата), но для оппозиции довольно редкое удовольствие.

И она наслаждалась этим удовольствием в полной мере, однако, по опыту 2015 года оппозиция просто обязана была понимать, что власть неминуемо будет стремиться к реваншу, причем любым из доступных ей способов. А число способов у нынешней турецкой власти, как известно всем и каждому в Турции, – практически неограниченное, после того, как армия и судейский корпус, равно как и все основные турецкие ведомства, имеющие хоть какую-то власть, были, целиком и полностью, подчинены центральной власти в Анкаре, в результате многолетней и целенаправленной политики, которая велась по всем направлениям – от переписывания законодательства и подзаконных актов, до подбора лояльного себе персонала и расстановки его на ключевые посты (кстати, как можно судить, власть, при необходимости, использует и иные рычаги влияния на лиц, принимающих решение).

Так что, бурное празднование своей победы оппозицией изначально смотрелось немного странно и выглядело преждевременным, до рассмотрения множества протестов, которые буквально ежедневно «печатали» адвокаты правящей Партии справедливости и развития, подбирая «отмычку» к этому сложному «замку».

Все же, невзирая на свою, чуть ли не абсолютную, власть, перед руководством страны стояла задача не просто отменить результаты голосования в Стамбуле (в идеале: присудить победу Б.Йылдырыму), но соблюсти при этом хоть какое-то благообразие и, что самое главное, не допустить в стране протестного взрыва. Все же, турецкое население – весьма эмоционально и играть с ним власти надо очень умно, иначе можно получить площадь Таксим и парк Гези №2, после всем памятных событий 2013 года. А 2019 год – не 2013 год и допустить этот сценарий, во второй раз, было нельзя.

Так или иначе, это сделать удалось. Главным фактором стало утомление населения от бесконечных обращений с протестами адвокатов в ВИК страны и заявлений сторон по этому поводу по турецким СМИ, в режиме 7/24. Таким образом, был сбит первый накал страстей, а население медленно приучили к тому, что «не все так просто» и отмена может все-таки случиться.

А само же заявление ВИК об отмене итогов выборов состоялось вечером 6 мая с.г. аккурат в первый день священного для мусульман месяца рамадан. Возможно, это – единственный день в Турции, когда всем без исключения туркам – просто недосуг и просто «никак»: они этот вечер проводят, в обязательном порядке, в кругу семьи и самых близких друзей. Да и любые протестные акции в месяц рамадан, просто по определению, нарвались бы на негодование верующей части населения, которую можно было бы достаточно легко мобилизовать, обвинив своих оппонентов из оппозиции в том, что у них «нет ничего святого».

В результате, мы увидели довольно бледные и лишенные энергетики заявления оппозиции о том, что «все будет хорошо» и «власть сама себе выстрелила в ногу». Мол, вне зависимости от результатов переигровки, власть сама себя подставила, потеряв уважение в глазах своих избирателей и осталось только дождаться результатов следующего голосования, если не 23 июня с.г., то, уж точно, всё изменится к 2023 году. Довольно странная логика людей, которые, похоже, готовы откладывать свою победу за постоянно удаляющуюся линию горизонта, лишь бы не предпринимать решительных действий. Даже в выигрышной для себя ситуации, когда и закон и моральное преимущество – все было на стороне оппозиции, оппозиция ведет себя как адвокат, подающий жалобы, протесты и апелляции в подворотне, где его, просто и без затей, бьют по голове.

Просто вдумаемся: в Стамбуле за оппозицию проголосовало свыше 4 млн человек. Даже мобилизации не 10%, а 1% их сторонников хватило бы для того, чтобы заявить о своих правах. И это мы говорим только про Стамбул, а ведь есть ещё и другие крупные города, включая административный центр – Анкару, где оппозиция взяла бразды правления в свои руки. Если мы посмотрим на карту Турции после муниципальных выборов 31 марта с.г., то мы увидим смену картины (насколько она устойчива – это отдельный вопрос), которая давала уникальную возможность оппозиции для того, чтобы оказать на власть серьезное давление. Да и из-за границы, в частности, из Вашингтона и из Государственного департамента уже начали раздаваться заокеанские голоса о том, что итоги выборов 31 марта надо признать «окончательными и бесповоротными».

Тем более, что решение ВИК, невзирая на все старания авторов документа придать ему юридический вес, смотрится, как минимум, очень и очень странно. Посмотрим на этот документ, обнародованный за номером 37540380-050.01.04-Е.284488, 6 мая с.г. повнимательнее.

В этом решении Высшая избирательная комиссия ссылается на обращения с протестами от Партии справедливости и развития, сделанные 16, 20 и 22 апреля с.г. Как отмечается в решении ВИК, упомянутые обращения ПСР имеют одно и то же содержание и указывают на «случаи и обстановку, которая оказала влияние на характер выборов и на их честность», короче – на результат.

В качестве главной причины отмены выборов в Стамбуле, ВИК, в пункте a) своего решения указывает на то, что при формировании избирательных комиссий на участках были выявлены нарушения, которые могли повлиять на итоги голосования.

Отметим, что это официально опубликованное решение ВИК не содержит конкретную информацию о том, о каких конкретно участках идет речь, какова численность избирателей на них, какова численность «неправильных» членов избирательных комиссий, как они могли повлиять на итоги голосования самим своим фактом нахождения на участке и прочее.

Скорее всего, эта информация содержится в закрытой части решения, которая так и не стала достоянием общественности и доступна лишь участникам тяжбы. А остальной публике надо буквально вылавливать эту информацию из заявлений противоборствующих сторон в попытке сложить этот «паззл».

Вот на этом основании в пунктах b), c) и d) своего решения Высшая избирательная комиссия:

  • Аннулирует мэрское удостоверение (выданное её же решением Экрему Имамоглу 17 апреля с.г.).
  • Назначает новую дату выборов в городе – на 23 июня с.г.
  • Принимает решение о судебном преследовании тех лиц, которые допустили неуполномоченных и не соответствующих законодательным критериям граждан к тому, чтобы войти в состав избирательных комиссий.

Это решение было принято большинством голосов членов ВИК. Как стало известно из заявлений для СМИ: 7 членов проголосовали «за» и 4 члена проголосовали «против» (опять же, в самом решении об этом не сказано ничего, а говорится про «большинство голосов»).

Прочтение этого решения вызывает такое множество вопросов, что даже их простое перечисление займет не одну страницу, равно как очень странно смотрится и сам этот документ. Более того, этот документ смотрится бессмыслицей, абсолютно лишенной всякой конкретики и, самого главного, убедительных доказательств того, что просачивание в избирательные комиссии группы лиц, не соответствующих каким-то критериям, могло привести к существенному изменению хода голосования.

Что там, кардинально, могло измениться: берешь бюллетень, идешь в кабинку, ставишь галочку и все. Протоколы голосования при этом были исследованы членами избирательных комиссий чуть ли не с микроскопом, в том числе, армией наблюдателей, и ничего, что могло бы изменить расклад в пользу Б.Йылдырыма, обнаружено не было.

В чьих интересах могла действовать эта «засланная» группа? Почему она действовала только в Стамбуле и её следы никак не обнаружились в других городах страны? А как насчет предыдущих выборов – всеобщих выборов президента страны и членов Великого национального собрания Турции летом прошлого года? Что должно было получиться на выходе у «банды», которую уже пытаются соотнести с так называемой «террористической организацией Фетхуллаха Гюлена» (ФЕТО)?

Иными словами, а чего они добивались, если на выборах побеждает совсем не террорист, а, и вовсе, образцовый кемалист от Народно-республиканской партии, которого, вроде как пока, в пособники террористов никто не записывал, в отличие, допустим, от того же лидера Партии демократии народов С.Демирташа, находящегося в тюремном заключении (кстати, остается только удивляться сходству, как в манере говорить, так и в физиономическому, между двумя успешными оппозиционерами — Э.Имамоглу и С.Демирташем; видимо, турецкому избирателю «заходит» в эти дни такой тип политика — интеллигента с имиджем «вежливых людей», то есть образованного, решительного, но, при этом, обходительного и вежливого, без криков и размахивания руками).

Партией справедливости и развития ещё говорилось о том, что выявлено волеизъявление тех, кто был поражен в своих избирательных правах после попытки военного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, а также тех, кто и вовсе является людьми с ограниченными способностями, проще говоря умалишенными.

То есть, у впечатлительных турецких граждан перед глазами должна неминуемо возникнуть сюрреалистическая картина захвата избирательных участков со стороны «опаснейшей международной террористической группировки «доктора Зло» – Фетхуллаха Гюлена», которые, с другой стороны, были подвергнуты наплыву армии предателей и юродивых, поставивших галочки под диктовку «внешний сил», не то чтобы в интересах оппозиции (пока не доказано обратное), но чтобы «досадить власти». Жутковатое зрелище, но про него, в своем решении, Высшая избирательная комиссия Турции не пишет, выражаясь достаточно округло – про возможность обстоятельств неправильного формирования избирательных комиссий повлиять на итоги голосования в Стамбуле.

Заметим, что на одних из прошлых выборов власть даже заставила признать ВИК действующими непроштампованные бюллетени (по турецкому интернету даже гуляло видео, где бюллетени, после проведения выборов, в спешке проштамповываются). Оценим элегантность решения и формулировки ВИК: признать непроштампованные бюллетени в избирательных урнах действительными, поскольку не был убедительно доказан тот факт, что они … были туда подброшены. И вот с такими формулировками от ВИК кто-то ещё на этих выборах ждал какого-то решения в пользу оппозиции? А ведь ждали же…

Оппозиция, конечно, тоже подошла к делу с юмором, сразу обратившись с протестом на итоги президентских выборов летом прошлого года. Дескать, на избирательных участках и тогда работали те же «террористы» и понабежали те же «умалишенные» и надо забрать президентскую «мазбату» у самого Реджепа Тайипа Эрдогана.

В остроумии, надо сказать, оппозиции не откажешь. Если бы в Турции могли бы побеждать «КВНщики», то за такое проявление чувства юмора можно было выборы смело им отдавать. Однако, Турция – не Украина и даже сериал не помог бы. Однако, отметим главное – заниматься подобными выходками хорошо «в свободное от работы время», то есть, – в качестве нагрузки и фона к основной деятельности. И то при условии, что эта основная деятельность реализуется.

В чем должна была заключаться «основная деятельность» оппозиции, если бы она мыслила «по-лениски»?

  1. В том, чтобы публично не признать решение Высшей избирательной комиссии и обвинить её в ангажированности.
  2. В том, чтобы мобилизовать свой электорат выйти на улицу.
  3. В том, чтобы объявить бессрочный протест и блокирование здания мэрии города Стамбула и остановить работу городских коммунальных компаний.
  4. В том, чтобы обеспечить максимальное освещение происходящего в турецких и зарубежных СМИ.

Но беремся утверждать, что именно поэтому руководство страны пошло на этот сценарий, поскольку оно убедилось в неготовности оппозиции к таким шагам и в том, что сторонники оппозиции на турецкие улицы не выйдут. Отсюда, в том числе, и затяжка по времени – требовалось многократно все просчитать и выверить. Тут для власти была ситуация сапера и бомбы – без права на ошибку. И, предсказуемо, турецкая  оппозиция ведет себя «ответственно», говорит, что «все будет хорошо» и обещает выиграть и последующие выборы тоже. А также занимается разного рода юридическими протестами. Впрочем, они – тоже нужны, потому что дают возможность в будущем всегда вернуться к делам минувших дней. Но все же, это – такой же довесок к основной деятельности оппозиции, как и попытка опротестовать итоги выборов президента в прошлом году.

51.55MB | MySQL:101 | 0,338sec