Анализ изменений контекста переговоров об едином кандидате на пост президента Турции от «стола шести»

За последние две-три недели положение в турецкой внутренней политике довольно серьезно изменилось. Оппозиция, которой приписывали уверенную победу на приближающихся всеобщих выборах, уже не чувствует себя так уверенно. Преимущество пока имеет антиэрдогановская коалиция оппозиционных партий «стол шести». Однако у ее оппонентов появляются шансы на навязывание борьбы. Иными словами, наблюдается изменение контекста. С другой стороны, «стол шести» пока официально не начал даже обсуждение кандидатуры политика, который будет выставлен от коалиции на президентских выборах. Мы ранее отмечали наличие разногласий между Народно—республиканской партией (CHP) и Хорошей партией (İYİ) по этому вопросу. Статьи доступны по ссылке на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=89779, http://www.iimes.ru/?p=89968. Здесь мы проанализируем, как изменившиеся условия могут повлиять на этот процесс.

Утверждение кандидата оппозицией не проходит так просто. Реальными являются две кандидатуры: лидера СНР Кемаля Кылычдароглу и мэра Анкары Мансура Яваша. Первого поддерживают в рядах кемалистов, второй является более предпочтительным вариантом для националистов. Но, на данный момент, обсуждение кандидата на пост президента в рамках заседаний «стола шести» еще не началось. Официально партии это объясняют необходимостью определения точной  даты выборов.

Чем можно объяснить такой подход?

Во-первых, защитой кандидата от возможных информационных атак до официального старта предвыборной кампании.

Во-вторых, желанием избежать перегрева внимания общества. Оппозиция хочет, чтобы к дате выборов кандидат подошел в максимальной лучшей форме. Ранняя его раскрутка может привести к тому, что часть электората будет отказываться от поддержки раньше даты выборов.

В-третьих, ориентацией участников этой коалиции на планирование «медового месяца» (начального этапа кампании, когда рейтинг растет за счет эффекта новизны кандидата) на время официальной предвыборной кампании.

Все эти моменты имеют технический характер, поэтому их довольно сложно объяснить обществу простым и понятным языком. Однако при реализации политических стратегий учитывать такие аспекты необходимо. Этот факт создает противоречие между теорией (тем как должно быть) и практикой (тем как есть на самом деле).

Подобная выжидательная позиция, с точки зрения тактики, имеет свою логику. Однако игнорирование необходимости объяснения такого спорного решения обществу даже в условиях преимущества оппозиции выступало в качестве раздражителя. Сейчас же наблюдаются признаки изменений. Существует тенденция потери оппозицией кредита доверия со стороны электората. Сейчас оппозиция переживает тот же эффект, который на себе испытали проэрдогановские партии: снижение поддержки по умолчанию. Поэтому избиратели стали более требовательными, когда чувствуют разрыв между их ожиданиями и предложениями партий.

Существует мнение, что молчание «стола шести» и его бездействие вредят его позициям. Если ранее оппозиция получала поддержку за счет своей альтернативной позиции, сейчас ее промедление выходит на первый план. По сути, сложилась следующая картина. С одной стороны, существует пусть и проблемный, с точки зрения экономической ситуации, но хорошо знакомый вариант с Р.Т.Эрдоганом. С другой стороны, незнакомый вариант, который отличается нерешительностью и отсутствием конкретики. В сложившихся условиях сильное воздействие имеет схема «придающий уверенность/неуверенность». Отсутствие этого чувства направляет избирателя хоть и к потрепанному, но проверенному сценарию. Изначально электорат стал отходить от поддержки Эрдогана из-за отсутствия уверенности в будущем. Однако спустя полтора-два года среди «скрытых оппозиционеров» появился срез избирателей, который не достиг этого состояния и от действий оппозиции.

Данное состояние повышает ставки: либо оппозиция продолжает придерживаться ранее выбранного курса и сохраняет интригу по поводу определения единого кандидата на пост президента, либо резко меняет свою стратегию и выбирает кандидата в ближайшее время. Проблема в том, что общество усиливает свое давление по реализации второй опции. Довольно часто именно отсутствие конкретного предложения в виде фигуры кандидата называется причиной снижения доверия как к антиэрдогановским партиям, так и «столу шести». Однако, по-видимому, оппозиция не планирует менять своих приоритетов. Причиной этого является желание Эрдогана повысить градус борьбы и вывести оппозиционных лидеров на критику фигуры президента. Так его администрация стремится сбить своих оппонентов с пути и лишить их возможности формирования проблемоориентированного курса. Как показывает динамика, при атаке на личность Эрдогана его рейтинг начинает расти, а показатели оппозиции, наоборот, падают. Поэтому участники «стола шести» стремятся избежать этого эффекта. Отсюда вытекает их готовность принять издержки, связанные с потерей популярности у некоторой части электората.

 

Таким образом, на основании вышеизложенного мы делаем следующие выводы.

  • «Стол шести» продолжает придерживаться выжидательной стратегии по вопросу определения кандидата на пост президента, несмотря на возможное изменение контекста.
  • Его участники считают, что технические аспекты ведения политической деятельности, которые тяжело объяснить простым языком населению, сейчас важнее, чем недовольство затяжкой решения среди некоторой части избирателей.
  • Эта позиция основана на желании следовать курсу, который не будет повышать рейтинг Эрдогана. Для этого оппозиции необходимо предлагать дискурс, который концентрируется на проблемах, а не на критике президента. Определение фигуры кандидата от оппозиции до назначения официальной даты выборов может активизировать именно этот неблагоприятный для нее сценарий.
62.58MB | MySQL:101 | 0,675sec